Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
12:29, 02 января 2022
 334

Наш земляк Василий Старокожев прошёл от Перемышля до Берлина

Наш земляк Василий Старокожев прошёл от Перемышля до БерлинаФото: Архив музея Боевой славы школы №24
  • Статья
  • «Зори»

Его боевой путь остался в памяти потомков.

Входя в музей Боевой славы, ученики старооскольской школы №24 увидят экспозицию «Бессмертный полк». С фотографий смотрят наши предки. Все они – и погибшие, и живые – верили: эта война – последняя на земле, потому что победили фашизм – мировое зло. Мы расскажем об одном из ветеранов войны.

Небольшое село Старокожево находится в Красногвардейском районе Белгородской области. Там 20 июня 1920 года в семье крестьянина Владимира Старокожева родился мальчик Василий. Мать и отец воспитывали четверых детей. Когда он подрос, родители отдали его в Никитинскую среднюю школу, которую он окончил на хорошо и отлично в 1939 году.

Юноши той поры мечтали о службе в рядах Красной армии, поэтому неудивительно, что вместе с одноклассниками Иваном Долженко, Ильёй Бондаренко, Зиновием Сибирцевым, Алексеем Симочкиным и Сергеем Смирновым Василий Старокожев поступил в Харьковское военное артиллерийское училище. Ветеран рассказывал, как на первых боевых учениях стрелял из 76-миллиметрового орудия, как заслужил право стоять у знамени училища, как совершил первые ночные прыжки с парашютом.

В мае 1941 года друзья окончили училище, получив досрочно лейтенантское звание. В гимнастёрках с рубиновыми кубиками на петлицах разъехались они по частям, расположенным недалеко от западной границы СССР.

Василий Старокожев служил в начале войны командиром миномётной батареи. Первый бой принял утром 22 июня 1941 года под Перемышлем, был ранен в ноги.

После госпиталя его направили в украинский город Канев. Здесь судьба свела его с замечательным детским писателем Аркадием Гайдаром. Ветеран вспоминал, как однажды на привале к нему подошёл человек в военной форме, в каске, с автоматом ППШ на груди и с котелком каши в руках. Поздоровался. Присел рядом.

«Дыхание у меня перехватило, я сразу узнал знаменитого писателя Аркадия Петровича Гайдара… Несколько дней мы провели вместе. В общении Аркадий Петрович был прост, больше расспрашивал сам о нас, о впечатлениях после боёв. Потом я узнал, что на фронте он был корреспондентом «Комсомольской правды», хотя по состоянию здоровья не подлежал мобилизации… Аркадий Петрович говорил, что мечтает после победы написать роман о студентах и рабочей молодёжи. Через несколько дней мы расстались и, как оказалось, навсегда. Гайдар погиб и был похоронен рядом с украинским поэтом Тарасом Шевченко. Об этом я узнал уже после войны».

Скоро часть, в которой служил Старокожев, оказалась под Киевом. Бои у столицы Украины были кровопролитными и тяжёлыми. Василий Владимирович вспоминал:

«29 сентября я выводил группу бойцов из окружения. Шли по болотам ночью, прорывались через мост. В боях за хутор Шевченко опять был тяжело ранен в левую ногу. Перевязочный пункт располагался на колхозной ферме. Там находилось более ста раненых. Ночью нас хотели вывезти к партизанам в киевские леса. Но фашисты приехали раньше. Они подожгли ферму, а спасающихся раненых расстреливали из автоматов. Немногим удалось выжить. Я вылез из горящего здания и укрылся под вишнёвым кустом. Мимо пробегал немецкий солдат. Выстрелив в него из пистолета и ранив, я забрал его автомат и стал отстреливаться. Мысли путались, в глазах рябило, где‑то рядом взорвался снаряд. На шум подоспели партизаны и спасли меня и других бойцов. За этот бой мне вручили медаль «За отвагу».

Несколько месяцев Василий Старокожев пробыл в партизанском отряде. Здесь он встретил своего друга детства. Вместе с ним участвовали в боях и операциях. В партизанском отряде он пробыл больше года, был инструктором по владению оружием. В состав отряда входили агрономы, учителя, врачи, партийные работники. Благодаря Старокожеву они смогли продержаться до освобождения этих территорий частями Красной армии.

Зимой 1943 года части Воронежского фронта освободили территории, где действовал партизанский отряд Старокожева. Не знал ещё Василий Владимирович, что в этих местах начинался боевой путь его будущей супруги Зинаиды Алексеевны Старокожевой, разведчицы Воронежского фронта, его землячки.

Многие партизаны были направлены в части действующей армии. Новое назначение было в состав I Украинского фронта, где Старокожев командовал четвёртой миномётной батареей.

В это время он командовал подразделением «катюш» и чудом, как сам считает, остался жив. Командир должен был во время боя руководить бойцами из кабины машины, ни в коем случае не покидать её. «Катюши» считались секретным оружием. Под машиной находилась связка из 12 мин, которую в случае опасности попадания к врагу командир должен был взорвать, не взирая на то, что внутри могли находиться бойцы. В одном из боёв его расчёт попал в окружение, завязался ожесточённый бой, но вовремя подоспела наша пехота. Тяжёлыми были бои за Берлин. Василий Владимирович был награждён двумя орденами Отечественной войны I степени.

После 2 мая 1945 года Василий Старокожев оказался ненадолго в Берлине. Город показался ему мрачным и серым, движение по улицам было затруднено из‑за большого количества битого кирпича. Вокруг рейхстага было людно, на его ступенях пела знаменитая Лидия Русланова. Недалеко шла запись в офицерский батальон, который должен был отправляться на Дальний Восток для борьбы против империалистической Японии. Но Василий Старокожев был оставлен в Германии сначала в качестве переводчика, так как хорошо знал немецкий язык, а затем как военный комендант города Кёнигсбрюка на три месяца. Здесь по поручению командования он разыскивал советских детей, угнанных фашистами на принудительные работы в Германию. Василий Владимирович вспоминает, что по решению Верховного главнокомандующего товарища Сталина советские военные должны были оказывать всяческую помощь мирным немцам. По городу развешивали плакаты, на которых было написано, что советская армия борется только с фашизмом и Гитлером, но не с мирным населением, что она не собирается отбирать собственность у мирных граждан, что все вопросы послевоенной жизни будут решать сами немцы. На плакатах указывали адреса советских комендатур, где раздавали продовольствие и выдавали сведения о родственниках, потерявшихся или пропавших за время боёв. Здесь и пригодилось хорошее знание немецкого языка. Василий Владимирович в школе изучал немецкий с пятого класса. Хорошую языковую школу получил в Харьковском артиллерийском училище, где преподавали этнические немцы. Уже после войны он поступил в Московский институт иностранных языков на заочное отделение. Но на вступительных экзаменах сразу был аттестован на диплом преподавателя.

В небольшом немецком городе Кёнигсбрюке при содействии Старокожева собирали беспризорных немецких детей. Часто приходилось нестандартно решать вопросы обеспечения этих детей питанием. Василий Старокожев вспоминал:

«Однажды пришли ко мне две немки и предложили организовать охрану их клубничного поля. Взамен пообещали часть выращенного урожая отдать в детский дом. Я поставил солдата в охранение, и когда поспевшую клубнику собрали, хозяйки принесли нам две корзины ягод. Клубника была крупной, ароматной, я ещё и не пробовал такую. Немки рассказали, что этот сорт называют «виктория» и дали нам семена. Вернувшись домой, попробовал развести ягоду, но то ли опыта садовода-огородника не было у меня, то ли семена не прижились в нашей земле, только ничего у меня не вышло».

Из Германии привёз Старокожев велосипед собственной сборки. Во время наступления наших частей многие немцы бежали в американскую зону оккупации. Бежал и хозяин местного частного велосипедного завода. В цехе не было готовых изделий, зато остались различные детали и запчасти. Нашлись среди наших бойцов умельцы, смастерили первый велосипед, научили других.

Постепенно жизнь в восточной зоне оккупации налаживалась, и Василия Старокожева мобилизовали. К тому же стали беспокоить раны. Весной 1946 года майор запаса В.В. Старокожев вернулся в родные места.

Вернулся в своё Старокожево 2 мая 1946 года, а уже 9 мая 1947 года все сельчане пришли на его свадьбу с Зинаидой Алексеевной. Супруга была под стать вернувшемуся фронтовику. Ведь с июня 1942 года 18-летняя комсомолка, только что окончившая десятилетку, была мобилизована на Воронежский фронт. Зинаида Алексеевна вспоминала:

«Части фронта отступали вместе с местным населением. Люди бежали от оккупантов, наслышанные о «новом порядке». Вместе с подругами она обратилась в штаб фронта с просьбой использовать их помощь. Девушек определили помогать в эвакогоспиталь. Наконец фронт стабилизировался. Эвакогоспиталь расположился в городе Анна Воронежской области. Однажды к нам зашёл политработник из штаба и сказал, что группу бойцов, девушек в том числе, набирают для штабной работы. Я подала рапорт. Вместе с восемью подругами была направлена в разведшколу. Окончив курсы разведчиков, служила при военной прокуратуре Воронежского фронта».

Штабная служба требовала постоянного внимания и бдительности. Фашисты очень хотели знать планы зимнего наступления Воронежского фронта, поэтому штаб постоянно бомбили и его приходилось переводить из одного дома в другой. По инструкции работники штаба должны были два раза в день туго шнуровать, опечатывать бумаги и укладывать их в несгораемый сейф. Бомбёжки всё время начинались в одно и то же время: в одиннадцать часов дня, когда только начинали увязывать документы. Как оказалось, это было неслучайно. В штабе работал провокатор, который надеялся, что во время бомбёжки в суматохе можно будет украсть необходимые документы. Зинаида Алексеевна вспоминала:

«Поведение этого человека стало казаться странным, за ним установили контроль. За несколько минут до бомбёжек он под разными предлогами покидал штаб. Затем его перевели на другую службу, и бомбёжки прекратились».

За помощь в раскрытии провокатора Зинаиду Алексеевну наградили орденом Отечественной войны. Ей запомнилась встреча со знаменитым земляком, командующим Воронежским фронтом, впоследствии Героем Советского Союза Николаем Фёдоровичем Ватутиным. «Мы часто видели его при штабе, во время дежурства на посту. Внимательный полноватый человек располагал собеседника к себе. С нами, девушками, был особенно обходителен в общении. Узнав, что мы земляки, всегда здоровался при встрече и спрашивал: «Как поживаешь, землячка? Не обижают тебя здесь?» Николай Фёдорович родом из села Чепухино Валуйского района Белгородской области, а деревня Никитовка, откуда родом Зинаида Алексеевна, всего в 10 километрах. После войны, будучи директором Никитовской начальной, а потом средней школы, Старокожева Зинаида Алексеевна не раз возила своих учеников на родину Ватутина, где продолжала жить мать талантливого полководца, где в родной хате был организован мемориальный музей.

Осенью 1943 года после Курской битвы Зинаиду Алексеевну привезли к генералу Ватутину. Николай Фёдорович сказал:

«Знаешь, землячка, война скоро закончится, много учителей погибло на фронте, а детей нужно учить. Я направляю тебя на учёбу в Харьковский педагогический институт».

Получив диплом педагога, вернулась в Старокожево. Здесь они и встретились с Василием Владимировичем весной 1946 года.

Василий Старокожев мечтал быть учителем и поступил в Старооскольский учительский институт. Народные педагоги Старокожевы пользовались у односельчан заслуженным уважением. Каждое лето ученики Валуйчанской средней школы совершали увлекательные походы по родному краю, отдыхали в межрайонном пионерском лагере. А в районной газете «Знамя труда» всё чаще появлялись статьи и заметки учителя-краеведа о природе родного края, его людях, особенно о тех, кто с оружием в руках отстаивал свободу нашей страны в Великой Отечественной войне. Однажды в беседе с учениками ветеран сказал:

«Почему мы победили? Идеология фашистов: немецкий солдат – победитель, убивая, ты не совершаешь преступления. А идеология нашего народа – советский солдат – освободитель! Воюя, ты спасаешь человечество. И поэтому мы победили».

Неустанно трудился ветеран над увековечением памяти своих односельчан, не пришедших с войны. Собрав собственные сбережения на памятник, супруги Старокожевы обратились и к своим коллегам, и к односельчанам с просьбой о сборе недостающих средств.

«Прошли по селу, кто давал пять рублей, кто десять. Так собрали необходимую сумму. Построили памятник, посадили вокруг него сквер. Потом взяли шефство над ним. По весне высаживали цветы, обновляли надписи, подкрашивали облупившийся за зиму штакетник. В мае здесь торжественно принимали учащихся школы в члены Всесоюзной пионерской организации и в комсомол».

Односельчане выбрали Василия Владимировича председателем Валуйчанского сельского совета. Депутатом никитовского Совета депутатов трудящихся по Расстриженскому избирательному округу № 38 была Зинаида Алексеевна, директор Валуйчанской средней школы. Супруги более 40 лет своей трудовой деятельности отдали родной Белгородчине. Много Почётных грамот за трудовые достижения мы увидели в семейном архиве, который сегодня передан в дар школьному музею боевой славы.

В 1963 году Василий Владимирович выступил на всероссийских педагогических чтениях в Москве с докладом «Организация и проведение экскурсий на природе», а в 1965 году в соавторстве с Николаем Морозовым издал учебное пособие, читал лекции в Белгородском областном институте усовершенствования учителей.

В 1985 году супруги Старокожевы переехали в Старый Оскол. Василий Владимирович некоторое время работал в военизированной охране ЛГОКа, но начались проблемы со здоровьем. Он умер в 2002 году, а Зинаида Алексеевна – в 2010-м.

Экскурсоводы музея Боевой славы школы № 24 Надежда Сивкова и Ульяна Смирнова

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×