Оскольский край

Участник спецоперации Максим Кравцов посмертно награждён орденом Мужества

30 июля , 12:30Общество
Фото: Юрий Теплов Надежда Александровна и Геннадий Никифорович Кравцовы

У мамы погибшего под Изюмом участника специальной военной операции в Украине Надежды Александровны Кравцовой в память о сыне осталось присланное им 22 марта одно из последних голосовых сообщений.

«Привет, мамуль, всё хорошо. Как стояли в одном месте, так и стоим. У вас как там дела?», – слышен в телефоне спокойный ровный голос молодого человека.

Эту запись, присланную родной кровиночкой, она готова вновь и вновь слушать сотни раз. И до сих пор не верит, что произошло непоправимое. Всё кажется, что зазвонит телефон и она услышит Максима. Или вот-вот он появится на пороге дома, улыбнётся, обнимет и скажет: «Здравствуй, мамуль, здравствуй, отец».

Он ушёл служить в 26 лет, шёл четвёртый год его контракта. До своего 30-летия Максим не дожил 20 дней. Погиб под Изюмом 25 марта. Был механиком-водителем БТР. До последнего исполнил свой воинский долг.

От Старого Оскола до хутора Глушковка Городищенской сельской территории, где живут Кравцовы, – 46 км. В садах созревают яблоки, их запах чувствуется далеко в округе. На улице Цветочной меня встретил Геннадий Никифорович – отец Максима. Пригласил в дом. Здесь много сделано руками младшего сына – парень был мастеровитым.

Второй ребёнок Кравцовых родился 13 апреля 1992 года в Казахстане, где в селе Благо-вещенка Курдайского района Джамбульской области семья жила до 2019 года.

«Мои родители поднимали в Казахстане целину. Так и остались там жить. Отец родился в Саратовской области, мама в Бугуруслане. Два моих деда погибли на Курской дуге. Отец мужа вернулся домой израненным», – рассказывает Надежда Александровна.

Максим, вспоминает мама, рос пареньком покладистым, некапризным. Родители никогда не слышали от него грубого слова. Он был им помощником, особенно маме, так как папа часто отсутствовал дома из-за работы.

«У нас никогда не было проблем с детьми. Ни разу учителя не жаловались на моих ребят. У них в друзьях были и казахи, и турки, и украинцы… Мы держали большое хозяйство: коров, быков, баранов, поросят. Ребята всегда старались нам помогать. Максим спрашивал, что сделать. А я, бывало, поинтересуюсь: «Может, тебе куда надо?» Он в ответ: «Да, но сначала я тебе помогу». А как вырос, возмужал сынок, стал сильным и смелым, мы с отцом и не заметили. Был он добрым, скромным, даже немного застенчивым. На него можно было положиться», – продолжает Надежда Александровна.

После школы Максим учился в гуманитарно-экономическом колледже по специальности «информационные системы».

«Кода он погиб, из колледжа нам позвонил его классный руководитель и выразил соболезнования. Там сына до сих пор вспоминают добрым словом. Он был хорошим студентом», – говорит Надежда Александровна, и на её глазах появляются слёзы. 

Максим продолжил образование в Киргизском национальном университете на факультете компьютерных технологий. Вместе с братом снимал квартиру – Геннадий поступил в этот же вуз после 11-го класса. Окончив учёбу, братья вернулись в родное село и устроились работать в школу программистами.

В Россию Кравцовы перебрались по программе переселения соотечественников. Максим, отслужив в казахстанской армии, в 2017 году переехал в Россию вслед за старшим братом Геннадием, который в нашем городе обосновался в 2015-м.

«Когда Максим получил российское гражданство, я попросила его стать на воинский учёт. Он сообщил, что ему вручили повестку в Российскую армию. Конечно, я удивилась, но закон есть закон. Ему предложили на выбор отслужить год срочной службы либо два года по контракту. Максиму было 26 лет, и он выбрал службу по контракту. Через два года продлил его. Находился в Богучаре Воронежской области. О своей службе нам практически ничего не рассказывал. Говорил, что всё нормально. Когда приезжал, привозил подарки. Помогал строить, сено складывать. Вместе со старшим братом ворота, баню делали. Очень любил домашнюю лапшу с курицей. Когда приезжал, я ему всегда её готовила», – продолжает Надежда Александровна.

Геннадий Никифорович рассказал, что Максиму нравилось заниматься техникой. В Казахстане у них был трактор Т-40. Парень его мог полностью разобрать, отремонтировать и снова собрать. Никому не отказывал и в ремонте компьютеров.

«Я не скажу, чтобы он был верующим, но крестик всегда носил. Когда служил в Казахстанской армии, его хотели заставить снять крестик, но Максим не уступил, несмотря на то, что на службе из-за этого были проблемы. Он занимался кикбоксингом, так что мог постоять за себя», – продолжает Надежда Александровна. 

А в российской армии сыну оставалось служить всего три месяца. О том, где находился, он не говорил. Не хотел лишний раз волновать родителей. Когда перестал выходить на связь, мать позвонила его подруге, которая жила в Богучаре и часто созванивалась с Максимом. Она и рассказала, что его воинское подразделение находится под Изюмом, но там нет сотовой связи – идут бои.

«Мы это видели по телевизору. И очень переживали за сына. Сколько ни пытались,не могли до него дозвониться.Старалась помочь и наша племянница. Безрезультатно. А я всё думала – ну не такой Максим человек, чтобы не позвонить нам. Потом его сослуживцы сообщили, что он погиб», – говорит Надежда Александровна.

И потянулись, словно вечность, мучительные дни ожидания, надежды и веры.

«До последнего не верили в гибель сына, пока его не привезли. Когда последний раз мы созванивались, он сказал, что идёт защищать любимых маму и папу. Мы очень гордимся им. А ещё на память о Максиме остались пёс Арчи икот Рыжий, которых он очень любил», – Мать не может сдержать слёз. 

Максима Кравцова похоронили на городском кладбище в Каплино. С его родителями встречались губернатор Белгородской области Вячеслав Гладков и глава администрации Старооскольского округа Андрей Чесноков, чтобы выразить им искренние соболезнования и сказать, что они всегда рядом и готовы оказать помощь и поддержку. Поблагодарили их за воспитание сына.

Авторы:Юрий Теплов