Local Logo
97.41
+0.00$
103.16
+0.00
+23 °С, ясно
Белгород

Дети войны Обуховки – об оккупации и освобождении

30 января , 09:16История
Фото: архив

Сёла Староосколья были захвачены в июле.

Огромный ущерб причинила Великая Отечественная война нашему краю. С первых дней многие добровольцами уходили на фронт. Невосполнимые потери, утраченные человеческие жизни, дети, потерявшие отцов, ставшие сиротами. На их плечи легла вся тяжесть суровой военной жизни. Наравне со взрослыми работали в поле, выполняли домашнюю работу.

Не хватало техники, лошадей, пахали на коровах, волах, обрабатывали землю вручную. Голод и паразиты, нечеловеческий, тяжелейший труд – вот что никогда не забудут дети войны. Многих из них уже нет с нами, но их воспоминания бережно хранятся в музейных архивах.

Обуховка – большое село. В годы Великой Отечественной войны насчитывало 503 двора и проживало там 1 620 человек. 308 односельчан ушли на фронт, из них пять женщин добровольно пошли воевать от общества Красного Креста. 229 обуховцев больше никогда не увидели родного края, остались навечно на полях войны, шестеро пропали без вести. С 3 июля 1942 года по 27 января 1943 года село находилось в зоне оккупации немецко-фашистских захватчиков. Трое девушек угнано в Германию на принудительные работы, шестеро сельчан расстреляно фашистами.

Освобождение сёл Обуховской территории происходило в ходе Воронежско-Касторненской операции. По сводкам Генерального штаба Красной армии на 8 часов 26 января 1943 года: «Воронежский фронт. 40-я армия, продолжая наступление, к исходу дня 25 января вела бой на рубеже: Андреевка, Зелёная Поляна, Новая деревня, Хвощеватка, свх. Хвощеватовский, выс. 250 (3 км сев.-вост. Ниж. Гнилое), северные окраины – Ниж. Гнилое, Ниж. Борки, Вислое, Архангельское, западная окраина – Озёрки, Выползово, Обуховка».

Из воспоминаний Евдокии Михайловны Романченко (в девичестве Чаловой) 1928 года рождения: «Осенью и зимой 1941-го, весной 1942 годов всё женское население, дети, подростки от 14 лет сёл Обуховка, Бабанинка, Новиково, Готовьё рыли окопы. В мае и особенно в июне 1942 года налетали самолёты и бомбили всё в округе, бои приближались с каждым днём. В июле сёла Староосколья были захвачены фашистской нечистью.

Нелегко пережили сельчане страшные дни «нового фашистского порядка». Всё вокруг было разрушено, разграблено.

Фашисты страшно боялись партизан. Обуховский лес никогда не прочёсывали, и жителям запрещали ходить туда, топили печи чем придётся. После освобождения в селе не осталось заборов и плетней – их разобрали на дрова. А в сторону леса были направлены пулемёты и дежурили часовые. Четыре пулемёта стояли на улице Заречной, один был на колокольне храма, стояли они и на Халани (теперь это улица Ерошенко).

А потом мы услышали, что молодёжь будут отправлять на работу в Германию. Спас нас от ужасной участи старший полицай Яков Васильевич Романченко. Он сказал фашистам, что рожь не убрана ещё и молодёжь могла бы помочь в сборе урожая для немецкой армии. И нас оставили в селе.

Фронт приближался. 26 января фашисты засуетились, забегали. А 27-го жители удивились тишине, царившей вокруг. Фашистов не было, ночью сами позорно сбежали. Мы стали ждать наши войска.

Мальчишки обрадовались и побежали в лес. А оттуда им навстречу вышли разведчики. Нам, молодым девчонкам, больше всего запомнилось, что они были в хороших тулупах и на лыжах. Следом за разведчиками пришли регулярные войска. Им предстояли бои за Старый Оскол. Много тогда полегло солдат за освобождение нашего края». 

Никогда не забудут тех страшных дней войны очевидцы оккупации, рассказывали об этом со слезами на глазах. Воспоминает Таисия Петровна Науменко 1918 года рождения: «Фашисты занимали дома местных жителей. В нашем немцы не стояли, потому что сын заболел тифом, они побоялись заразиться. У нас наворотах они написали крупными буквами «карантин».

Ещё осенью 1942 года на улице Базарной были вкопаны пушки и направлены на село. Но немецкие солдаты говорили, что стрелять не будут, так как очень боялись партизан, которых много было в Обуховском лесу. Мы очень боялись немцев, прятались от них в погребе.

Я дружила с Верой Ивановной Сердюковой 1915 года рождения, тоже учительницей, племянницей нашего знаменитого земляка, писателя Василия Яковлевича Ерошенко. Её бабушка, мать Василия Евдокия Васильевна была очень доброй женщиной, на селе её звали «баба Доня». Когда пришли немцы, её сердце не выдержало всего фашистского зверства, как они измывались над обуховцами. На церкви стояли пулемёты, направленные почти на их дом, так как он стоял напротив, фашисты на их глазах расстреливали ни в чём не повинных жителей села. Особенным потрясением стало публичное издевательство над женой председателя колхоза Марией Богатыревой. Баба Доня умерла в декабре 1942 года, как говорили на селе, от «разрыва сердца».

Во время оккупации работала только церковно-приходская школа, а в другом школьном здании немцы резали коров. Полы были покрыты соломой, пропитанной кровью. После оккупации мы всё отмывали, вычищали.

В конце января увидели, что пришли наши солдаты в маскхалатах. Все радовались и плакали от счастья. А немцы позорно бежали ночью из села, так как страшно боялись прихода партизан, село сдали без боя». 

Из рассказа Прасковьи Егоровны Соломкиной (в девичестве Романченко) 1920 года рождения: «Фашисты, ворвавшись в село, принялись грабить местных жителей, отнимать продукты, резать птицу и скот. Отбирали яйца, молоко пили сами. Наша бабушка, тоже звали её Прасковья, была очень смелая, отгоняла фашистов от печи, где стояло молоко, хлеб. Люди боялись выходить на улицу, некоторых выгнали жить в сараи. Был установлен комендантский час: как темнело, нельзя было выходить и жечь свет. 

В Обуховке во время оккупации действовал партизанский отряд. Партизаны хотели взорвать штаб немцев, который находился в старой школе, но у них не получилось. А железнодорожный мост за селом Бабанинка они подорвали два раза. Там были уничтожены немецкие эшелоны с продовольствием. Обуховцы под угрозой расстрела всё равно помогали продуктами партизанам, прятали их на чердаках. Пекли хлеб из муки, которую набрали в оставшихся после взрыва вагонах у бабанинского моста. Этим сами спасались и передавали партизанам. Дом стоял на окраине, они стучались в окошко ночью, голодные, грязные, так как пробирались через болота. Мы стирали и меняли одежду, и отправляли партизан с продуктами.

Некоторые селяне добывали важные сведения для наших войск, например, местная жительница Анна Мозговая, которая была специально приставлена нашими разведчиками к немецкому коменданту в Обуховке. Связь поддерживали постоянно, таким образом, был установлен чёткий контроль за всеми передвижениями частей немецко-фашистских войск».

Помогали нашим войскам кто как мог, всё делалось для того, чтобы приблизить Победу. Весной в доме Бычковых находился небольшой госпиталь. Фаина Яковлевна Чередниченко1930 года рождения (в девичестве Бычкова) вспоминает: «Мне в то время исполнилось тринадцать лет. Инициатором создания госпиталя в нашем доме была моя тётя Александра Васильевна Бычкова. Она работала в Донбассе ветеринарным врачом, а после оккупации приехала к нам. Семерых солдат вылечила. Еду носили все жители деревни. В обязанности детей входило ежедневное мытьё полов в комнате раненых».

Из воспоминаний Лидии Петровны Щербаковой 1940 года рождения: «Родилась в селе Обуховка, родители – колхозники. Отец Пётр Никитович Богатырев во время войны вернулся из-за ранения в Обуховку и был назначен председателем колхоза «Мировой Октябрь» перед самой оккупацией. Успел эвакуировать колхоз за Дон, там был опять отправлен на фронт. Форсировал Днепр, воевал на Украинском фронте, в марте 1944 года пропал без вести. 

Немцы, оккупировав Обуховку, мучили людей. Маму – Марию Михайловну Богатыреву– пытали за то, что муж её вывез колхозное добро за Дон. У нас отобрали корову, звали её Желанка. Когда забирали, мама выскочила в окно за нею. Мы страшно плакали с братом, когда немцы привязали маму к хвосту и поволокли, издеваясь и говоря при этом: «Ваша власть за Доном». Маму чуть не расстреляли, но всё обошлось». 

В семье Щербаковых бережно сохранили письма-треугольнички Петра Никитовича Богатырева, всё, что осталось от дорогого человека, кормильца, который совсем молодым погиб на войне. Сейчас эти письма экспонируются на выставках среди других документов и фотографий, переданных сельчанами в Дом-музей В.Я. Ерошенко в селе Обуховка. Приглашаем всех посетить наш музей!

Составила Т.С. Новикова ,заведующая Домом-музеем В.Я. Ерошенко

Нашли опечатку в тексте?
Выделите ее и нажмите ctrl+enter
Читайте также
Выбор редакции
Материал
Общество29 сентября , 19:57
Андрей Чесноков обозначил сроки устранения порыва водопровода в переулке Рождественском
Материал
Общество29 сентября , 16:29
Минздрав Белгородской области сообщил график приёма офтальмологов в Старом Осколе
Материал
Общество29 сентября , 15:52
Старооскольцы пожаловались на течь в колодце на одной из улиц города