Оскольский край

Староосколец поделился воспоминаниями о службе в Афганистане

23 октября , 08:24ИсторияФото: Александр Ивановский

Призывник просился в воздушно-десантные войска, но направили в Арзамас в учебку для связистов.

Владимир Беляков участвовал в  афганской войне двадцать месяцев. Долгих 600 дней, каждый из которых можно смело помножить на несколько из мирной жизни. Два ранения, орден Красной Звезды. Бойцу спецназа ГРУ есть о чём рассказать, да вспоминать не всегда хочется.

186-й отдельный отряд специального назначения 22-й гвардейской бригады СпН, в котором проходил службу старший радист Беляков, дислоцировался недалеко от города Шахджой провинции Забуль. Ежедневно бойцы подразделения отправлялись в ближние и дальние рейды – на глубину нескольких десятков, а то и сотен километров – для перехвата душманских караванов, перевозящих оружие и наркотики. 

Именно разведчики 186-го отдельного в 1987 году провели сложную и опасную операцию по захвату образцов и технической документации на американский переносной зенитный ракетный комплекс «Стингер», который в Афганистане доставлял столько хлопот советской авиации.

Вовка-футболист

Владимир Беляков родился в Липецке, но всё его детство и юность прошли в Грузии. В городе Рустави с двухлетнего возраста сына в одиночку воспитывала мама-офицер, работавшая в детской комнате милиции. Увлечённо занимался разными видами спорта, но предпочтение всё же отдал футболу. Дважды его команда становилась победителем республиканского первенства «Кожаный мяч». Много довелось походить по горам, так что выносливость у юноши была на высоте. Вспоминает, как старшие ребята частенько просили его на соревнованиях пробежать вместо них. «Взрослую» восьмикилометровую дистанцию семиклассник преодолевал без особого труда. В школе учился неплохо, но частые поездки на соревнования и спортивные сборы не способствовали росту успеваемости. Легко давались гуманитарные предметы, с точными науками шла постоянная борьба.

«Так уж получилось, что после окончания школы попал в дурную компанию. Подумал хорошенько и решил, что надо срочно менять свою жизнь. Пошёл в военкомат и попросил призвать в армию, хотя на тот момент мне было только 17 лет. Майор долго не размышлял и отправил меня на курсы парашютной подготовки при ДОСААФ. Три месяца учёбы, три прыжка. Потом ещё месяц подтягивал физическую форму. Как только исполнилось18, получил повестку», – рассказывает Владимир.

1985 год. Призывник просился ввоздушно-десантные войска, но направили в Арзамас в учебку для связистов. И не ошиблись. Молодой солдат быстро освоил тонкости работы радиста – уверенно принимал и передавал морзянку наравне с теми, кто отслужил почти два года. А потом лучших отправили в Афганистан.

«Уже трое суток находились в поиске, никого не обнаружили. Связываюсь с центром, но командование решает, что уходить нам ещё рано. Вода и продукты почти закончились. Сидим с радиостанцией у горы под натянутой плащ-палаткой. Достаю из разгрузки кусочек рафинада, разламываю пополам и делюсь с напарником. В это время сверху наше укрытие перечёркивает автоматная очередь. Получаю пулю и осколок в ногу, но, развернувшись, успеваю снять стрелявшего в нас душмана. Радисты для них всегда –первая цель, чтобы не могли вызвать подкрепление»,  – рассказывает Владимир Беляков.

Бой продолжался несколько часов. Боевики начали обстреливать группу из миномётов. Когда разрывы были уже в сотне метрах от позиций спецназовцев, на помощь подоспели два ударных «Ми-24». Вертушки прикрыли огнём, отогнали душманов, но один получил ракету в борт. К сожалению, оба пилота погибли. Владимир признаётся, что до сих пор перед глазами стоит страшная картинка: горящий вертолёт беспорядочно падает и врезается в сопку.

Фото: архив Владимира Белякова

В тот рейд группа выходила под началом старшего лейтенанта Олега Онищука, ставшего впоследствии Героем Советского Союза. Посмертно. Впрочем, это уже совсем другая история. 1 июля 1987 года все спецназовцы на базу вернулись, пусть и с ранениями, но живыми. За этот бой рядовой Беляков был награждён орденом Красной Звезды.

Месяц провёл на госпитальной койке в Кандагаре, вернулся в отряд, нона боевые выходы уже не привлекали. Подтягивал до нужного уровня молодых радистов, только что пришедших из учебки. В ноябре ушёл на дембель. Страшно ли было на войне?

«Во время боя – только первые 5–10 секунд, – признаётся Владимир. – Потом начиналась привычная солдатская работа. И ещё замечал по себе, что очень хотелось есть и курить. Душманы палят так, что головы не поднять, а ты банку с тушёнкой открываешь. Хотя нет, вспомнил два таких случая! Первый, когда летели из Союза в Кандагар. Вертолёт набрал высоту над горами, а потом резко начал снижаться и открыл огонь из пулемёта. Приземлились, пилот выскочил из кабины и притащил тушу дикого барана. Он поохотился, а у нас – лица зелёные. Второй эпизод, когда уже возвращался в Союз из Афганистанана «Ил-76». Взлетели, в салоне все задремали, и тут взревела сирена. А командир экипажа весело так сообщает по громкой связи: «Товарищи, поздравляю вас с пересечением границы СССР!» Такой истории ни от кого больше не слышал…», – признаётся Владимир.

«Я видел такие глаза…»

После армии Владимир Беляков работал на стройке, позже устроился на Руставский металлургический комбинат. О дальнейшей учёбе не думал –надо было содержать молодую семью. В 91-м пришлось переехать в Россию.

«В Грузии начали притеснять русских. Доходило до того, что моей жене отказывались продавать в магазине хлеб. Я-то грузинским языком владел, так как прожил там долгое время, а вот супруге приходилось трудно. Ткнули пальцем в карту и поехали. Собирались осесть в Губкине, но уже в дороге по совету попутчиков выбрали Старый Оскол», – объясняет наш собеседник. 

Устроился, как и многие приезжие, на ОЭМК, получил от комбината квартиру. Двенадцать лет трудился в ОСМиБТ, почти тринадцать занимался промышленным альпинизмом. Не доставало, видать, спецназовцу острых ощущений в повседневной жизни. В какой-то момент понял, что перестал бояться высоты. Коллеги посоветовали на время «опуститься на землю». Два инсульта уже не позволили вернуться в эту профессию. Сейчас работает в ремонтном подразделении на металлургическом комбинате.

На вопрос о семейной жизни промолчал, а вот о детях рассказывает охотно.

«Общаемся постоянно. Дочь Илона живёт в Подмосковье, сын Романна Дальнем Востоке. Он у меня офицер пограничник. Скоро должен приехать в отпуск», – улыбается Владимир Беляков.

По праздничным датам – участие в тематических мероприятиях, что проводят музеи, школы или институты. Рассказывает молодёжи об афганской войне, подвигах своих товарищей. Выступать всегда стесняется, мол, не моё это. 

В сентябре несколько раз провожал в армию знакомых ребят, призванных в ходе частичной мобилизации.

Авторы:Александр Ивановский