Local Logo
Новости Старооскольского городского округа Белгородской области
93.44
+0.00$
99.58
+0.00
+12 °С, ясно
Белгород

Старооскольский спецназовец рассказал об участии в специальной военной операции

28 марта , 15:38Общество
Фото: личный архив Арсения Провоторова

Арсений Провоторов получил медаль «За отвагу» за уничтожение понтонной переправы противника через реку Оскол.

И отец, и мать Арсения Провоторова служили в военной разведке. Родился он в Казахстане. Вместе с родителями судьба его бросала по военным гарнизонам от Дальнего Востока до Германии. В 1998 году семья приехала в Старый Оскол.

Когда пришло время служить, в начале двухтысячных, Арсений тоже попросился в разведку. Срочную он начинал в сержантской учебке Московской области. Командование хотело оставить сержанта в этой воинской части. Но он подал рапорт с просьбой  перевести его служить в армейскую разведку в Чечню. Отбор был жёстким: претенденты должны быть не только физически выносливыми, владеть любым видом оружия и рукопашным боем, но и в критической ситуации принимать мгновенное решение. Из 70 претендентов отобрали только шесть. В их числе был Арсений. Он и сейчас, 20 лет с лишним лет спустя, гордится тем, что попал служить в элиту Вооружённых сил России и носит тёмно-зелёный берет. Для разведчика — это особый знак. Знак силы, выносливости и мужества. Просто получить берет невозможно — нужно доказать, что ты его достоин. Арсений не раз это делал.

«Я служил в Софринской бригаде,– рассказывает он. – Из почти трёх тысяч личного состава – всего 46 разведчиков. У нас было жёсткое правило: у разведчика его друзья только в кругу разведки. С кем-то другим было запрещено общаться. Могла быть утечка информации – нас готовили для службы в Чечне. Я был пулемётчиком ПКМС. Считаю, это лучшее оружие».

В Северо-Кавказской республике Арсению не раз приходилось участвовать в зачистке горных селений, устраивать засады на боевиков, находить и уничтожать их базы и тайники с оружием. Среди убитых чеченских боевиков были арабы и негры. За службу в Чеченской республике он награждён медалью Всероссийской общественной организации ветеранов «Боевое братство» «За ратную доблесть». Что же заставило участвовать в СВО отца четверых детей?

«Долг, почувствовал, что туда надо обязательно попасть. Я всегда говорил родителям и жене, что мне надо или в армии служить, или быть поваром. В армии я чувствую себя в своей тарелке. Это моё», – не задумываясь, отвечает  Арсений.

На Украине он оказался через два месяца после того, как началась специальная военная операция. Едва успел привезти жену из роддома. Служить он начинал в третьей разведывательной роте спецотряда «Шторм» в Изюме. Когда российские войска оставили этот город, украинские националисты всех, кто делился с нашими бойцами продуктами или ещё чем-то, повесили. В большинстве – пожилых людей. Об этом сообщила разведка. У спецназовца была веская причина посчитаться с врагом.

Фото: личный архив Арсения Провоторова

Кроме штурма зданий, опорных пунктов противника Психу – такой позывной у старооскольца – приходилось выполнять, говоря языком некоторых военных ведомств, специальные адресные мероприятия против диверсантов и «ждунов». Некоторые оказывали яростное сопротивление. С такими спецназовцы не церемонились. Арсению хорошо запомнился случай, когда в Бердянске пришлось задерживать одного из командиров украинского националистического батальона «Азов»*. В качестве  пулемётчика он прикрывал группу захвата.  

«Объект окружил себя злобными питбулями, которые готовы были нас разорвать. Пришлось их нейтрализовать. На первый взгляд, он был обычным украинским жителем, вежливым, учтивым,– рассказывает Арсений.– Говорил, что никакого отношения к батальону не имеет, оружия у него тоже нет. Но у нас имелась обратная информация. Было также подозрение, что он мог передавать информацию о наших войсках украинским националистам».

Обыск шёл несколько часов, прежде чем были найдены улики – удостоверение полковника «Азова»* и оружие. Боевика задержали и передали нашим спецслужбам.

Группе спецназовцев из пяти человек, в составе которой был Арсений, командование поставило задачу скрытно проникнуть в тыл противника и отыскать разведчиков одного из подразделений. Прошло несколько суток, как с ними потеряли связь.

Командир предупредил: о том, что группа уходит в поиск, никто кроме него не знает. Необходимо избежать утечки информации.

Сдав документы, тщательно поверив оружие, взяв дополнительный боекомплект и рации, спецназовцы отправились на опасное задание. Путь предстоял длиною более 10 км.

Выдвинуться решили днём. Во-первых, противник такой наглости не ждал. Во-вторых, ночью могли нарваться на растяжки и мины. К тому же, в это время суток бойцы могли быть обнаружены приборами ночного видения. Чтобы не попасть под огонь смертоносных дронов, использовали пересечённую местность, лесополосы и глубокие овраги. Пройдя определённое расстояние, спецназовцы на некоторое время залегали, выясняя, не засёк ли их противник?

Сильно поредевшую роту разведки группа Арсения нашла в одной из лесополос. Бойцы держали в ней круговую оборону, средств связи у них не было, боекомплект заканчивался. С ними поделились боеприпасами, рацией и продуктами.

Спецназовцы, едва связавшись с командованием, получили новое боевое задание. Буквально в нескольких десятках метров от них на склоне сопки шло формирование большого подразделения националистов.

Координаты срочно передали в штаб, по врагу нанесли огонь из РСЗО, уничтожив пехоту и технику. Но и противник не дремал. Их радиоразведка быстро запеленговала место, где находились спецназовцы. По ним ударили «Грады».

«Наверное, Бог помог нам, и все мы остались живы,– говорит Арсений, – правда, меня и ещё одного моего товарища сильно контузило разорвавшимся снарядом, вдобавок я получил баротравму».  

Несмотря на усиливающийся вражеский огонь, группа Психа продолжала наводить координаты на противника. После боя предстояло не только выйти из-под обстрела, но и добраться до своих. К охоте за спецназовцами подключились вражеские «птички». Безрезультатно. 

После того, как бойцы доложили командованию о выполнении задания, они отправились на свою базу. Предстояло преодолеть простреливаемую зону, поэтому пикап мчался со скоростью 140 км в час. Когда закончился асфальт, при повороте на изуродованную снарядами дорогу машина влетела в яму. К контузии Арсений получил компрессионный перелом позвоночника. На базе в разговоре с водителем выяснилось, что медленнее он ехать не мог: по автомобилю вёл огонь танк. Пришлось отправляться в медсанбат.

* Признан террористической организацией и запрещён на территории России.

Фото: личный архив Арсения Провоторова

В 2023-м спецназовца, наконец, нашла медаль «За отвагу». Получил он её за уничтожение в 2022 году понтонной переправы противника через реку Оскол.

«Когда были в разведке, обнаружили, что её строят, отправили в штаб координаты, – рассказывает мой собеседник. – Но на сообщение вначале не обратили внимания. А по переправе уже пошла пехота, бронетранспортёры. Тем временем ВСУ начали строить другую. Но в итоге понтонный мост уничтожили».

На вопрос, что ему не хватает там, за ленточкой, Арсений, улыбаясь, отвечает: «Сладкого». Об этом его товарищи хорошо знают и стараются при случае угостить. А главное для него – боевое братство, когда ты во всём можешь положиться на друга, когда каждый готов прикрыть от пули твою спину. 

Контракт с Вооружёнными силами у Арсения закончился. Но он планирует вновь участвовать в СВО. Говорит, что без экстрима не может обойтись.

Фото: личный архив Арсения Провоторова
Нашли опечатку в тексте?
Выделите ее и нажмите ctrl+enter
Авторы:Юрий Теплов
Читайте также
Выбор редакции
Материал
Общество18 апреля , 12:56
«В переливании крови ежегодно нуждаются полутора миллионов россиян». Белгородский врач – о донорстве
Материал
Общество18 апреля , 11:39
Белгородские школьники и их родители смогут посетить день открытых дверей проекта «Профессионалитет»
Материал
Общество16 апреля , 09:22
Вячеслав Гладков – о победе региона в Национальном органическом конкурсе