Оскольский край

Более сотни старооскольцев канун Нового года провели в городской бане

5 января , 09:31ОбществоФото: Николай Андреев

Одна из старейших сотрудниц комплекса Любовь Позднякова трудится здесь уже 42 года.

Городская баня на улице Ленина уже почти 55 лет является центром притяжения любителей попариться. Банно-прачечный комбинат построили в 1968 году, после того, как старая баня в районе железнодорожной станции Гумны была закрыта.

Для строительства бани отрезали часть участка земли у дома № 7 на улице Первомайской, принадлежавшего семье Мордовцевых. Тихон Захарович был востребованным сапожником, а Анна Алексеевна, его супруга, в молодости работала белошвейкой и кружевницей, потом стала домохозяйкой. Их дом, построенный в конце XIX века, был кирпичным, двухэтажным, с ажурной кирпичной кладкой на фасадах. Сыновья Иван и Владимир погибли на фронтах Великой Отечественной войны. Дочерям тоже пришлось нелегко. Зинаида Тихоновна в чине майора медицинской службы была начальником эвакогоспиталя, Александра Тихоновна работала бухгалтером в Ленинграде, где её застала война. Она потеряла мужа, но сумела вместе со своими детьми пережить блокаду. После эвакуации в 1944 году она приехала в Старый Оскол. У Мордовцевых был большой огород, который помогал семье выживать в трудные годы. Именно эту землю и изъяли под баню. Впрочем, в 1978 году семья получила квартиру на новом городе, а дом отошёл государству и был разрушен в начале 1990-х.

Одна из старейших сотрудниц банно-прачечного комплекса Любовь Позднякова трудится здесь уже 42 года. Как пришла сюда в 1981 году, так и осталась. Коллектив хороший и график удобный. Работала банщицей, гладильщицей, сейчас принимает и выдаёт заказы.

«Работали в две смены, цех был большой, объёмы тоже – в месяц стирали 42 тонны постельного белья для общежитий, вагонного депо, детской поликлиники, многих детских садов. Из них пять тонн постельного в месяц плюс одеяла и покрывала приносили местные жители. В городе было 12 приёмных пунктов. Котельную топили углём. Истопник бросал на лопате уголь в печь, поддерживая нужную температуру воды. Через несколько лет всё переделали под использование солярки. Сейчас объёмы стирки скромнее. К прежнему набору добавились спецодежда, куртки на синтепоне, пуховики и ковры. И всё равно стираем всего два раза в неделю, хотя принимаем каждый день. Тут ещё дело в том, что три года назад открылась крупная прачечная в Белгороде и сумела забрать у нас многие контракты», – рассказывает Любовь.

Любовь Евгеньевна вспоминает, что сама баня тоже порядком изменилась. Когда она только устроилась на работу, то старооскольская банька славилась двумя бесценными вещами: настоящим паром, который подавали из паровых котлов по трубам и выпускали в парной через специальные вентили, а также большим, примерно на 40 л, самоваром, из которого чай был намного вкуснее домашнего. Хотя, возможно, всё дело было в сотруднице Анне Митрофановне. Она была приятной, доброжелательной старушкой, общительной и подвижной. Всегда носила аккуратный фартучек и занималась приготовлением чая. Его подавали с сахаром, а цена ему была три копейки.

«Анна Митрофановна и травки добавляла – чабрец, мяту, очень вкусный чай получался. Ещё у нас две банщицы были, Мария Сергеевна и Валентина Дмитриевна, они следили за порядком в помещениях и своим душевным отношением к людям и к делу сумели создать тёплую, домашнюю атмосферу. У нас и тогда был, и теперь есть очень хороший коллектив», – вспоминает Любовь Евгеньевна.

Чайная располагалась в холле. Туда посетители выходили, вдоволь напарившись веничком и намывшись в больших металлических, с двумя ручками, тазах. Облившись из бадей прохладной водой и, завернувшись в простыни, пили горячий, душистый чаёк или холодное пиво, разговаривали «за жизнь». 

Одно из помещений за железной дверью, закрытой на винтовой запор, практически никогда не открывалось. Его называли вошебойкой. Когда-то оно имело огромное значение для борьбы с насекомыми, переносившими различные опасные заболевания. Его оборудовали в соответствии с санитарными нормами, введёнными после войны. Все вещи там пропаривали высокотемпературным паром. Но постепенно, с развитием инфраструктуры города, появлением централизованного водопровода и тем, что у жителей появилась возможность регулярно мыться и стирать дома, перестало быть нужным.

Банно-прачечный комбинат находился и на воинском учёте, хотя сотрудники не являлись военнообязанными. В те годы предприятие, которое помогало поддерживать личную гигиену солдат, считались стратегическим объектом. В краеведческом музее хранится выписка из протокола № 60 исполкома Курского областного Совета депутатов трудящихся от 11 ноября 1941 года, в котором указано, что должно быть обеспечено «круглосуточное обслуживание баней военных частей и населения». А также «в пятидневный срок обеспечить бани топливом не менее чем месячным запасом». В советское время сотрудники предприятия регулярно проходили обучение и знали, что нужно делать при химическом или ядерном заражении местности, как организовать санитарно-помывочный пункт.

В лихие 90-е баня, как ни странно, выстояла. Самовар кипел, люди парились, разве что разговоры были на «за жизнь», а о выживании. А вот с начало «нулевых» началась чехарда. Комплекс передавали в аренду, но неудачно – баня и прачечная закрылись, помещения использовались под склады. Возмущённые оскольчане массово обращались в администрацию. И баню вернули городскому коммунальному хозяйству, которое тогда возглавлял Валерий Пруцев. При нём сделали хороший ремонт, чайную сменил более современный буфет. Впрочем, любимый многими самовар всё же остался. Но через несколько лет баню передали «Водоканалу» и она опять пришла в упадок. Где-то в этот период потерялся самовар. А баню было решено продать. Новая хозяйка навела порядок. Но не захотела дальше заниматься этим бизнесом, и три года назад у бани появился новый владелец. При нём были отреставрированы знаменитые паровые котлы, которые дают густой влажный пар, так ценимый любителями парной.

В ковидные времена баня несколько месяцев простаивала, в отличие от прачечной. А сейчас всё предприятие действует в обычном режиме.

«Баня работает два дня в неделю, за шестнадцать рабочих дней месяца мы обслуживаем порядка полутора тысяч человек. Причём мужчин примерно в три раза больше, чем женщин. Летом посетителей меньше – все на дачах. Пик посещаемости – декабрь и январь. 31 декабря у нас всего очень много народу. Приходят с друзьями, семьями с детьми. В холле, который объединяет мужскую и женскую половины, стоит ёлка, работает большой телевизор. Люди общаются, в буфете покупают чай, пиво, закуски. Если погода располагает, многие с удовольствием ныряют в снег. Даже те, у кого есть свои бани, все рано ходят сюда, потому что сложилась такая традиция ещё со времён их бабушек. Наш пар нравится многим. Есть люди, которые в баню ходят всю жизнь. Например, один очень пожилой мужчина, которого дедушкой не назовёшь, хотя ему 92 года. Вот он наш посетитель чуть ли не с года постройки бани», – рассказала исполняющая обязанности управляющей банно-прачечным комбинатом Юлия Сивкова.

Что ж, у этих людей не возникает вопроса, зачем идти в баню, когда дома есть ванная, как в одном известном фильме. Впрочем, встретить Новый год в городской бане не получится.

Авторы:Ирина Фёдорова