Оскольский край

От Иоасафа до Аладдина. Как в разное время называли детей жители Старооскольского округа

6 января , 13:06Общество
Фото: pixabay.com

Возвратились и активно входят в употребление многие забытые русские имена, изобретаются новые, появилась тенденция называть детей двойными именами.

Старооскольцы часто стараются дать детям редкое или необычное для региона имя. Мода на них меняется бесконечно. В нашем округе в последние несколько лет уверенно лидируют среди мужских имён Артём, Иван, Максим, Михаил, Дмитрий, Кирилл, Александр. А среди женских – Мария, Виктория, София, Полина, Анна. Довольно популярны – Алиса, Анастасия, Дарья, Милана, Прохор, Соломон, Платон. Среди оскольчан также есть Иоасаф, Ярополк, Горисвет, Елисей, Аиша, Агата, Аполлинария, Афина, Николь, Мария-Дарина, Аладдин. Что это, возвращение к истокам или новомодные причуды?

Из книги старооскольского краеведа, кандидата исторических наук Анатолия Никулова «Фамилии и имена Оскольского края» мы можем узнать, что наши прадеды в XV, XVI, XVII веках и ранее носили такие имена, как Булгак, Замятня, Ждан, Истома, Меньшик, Нечай, Постник, Русин, Ширяй, Улан. Первоначально в качестве имён использовали названия небесных тел, животных, времён года, природных явлений. Были боевые имена Медведь или Гроза, спокойные, например, Река. Кое‑кому пришлось всю жизнь отзываться на Нос, Говорун, Хромец. Скала – если высокий, а если тихий – Мышь.

Древние именовали соплеменников, исходя из черт характера, внешности, образа жизни, особенностей поведения. Также люди скрывали свои имена от врагов, считая, что одного знания имени достаточно, чтобы навредить. Да, приятнее носить красивые имена Ждан, Малинка, Милютка, Любим, Богдан, чем отзываться на Нелюб, Ненаш, Звяга. Но суеверные предки очень боялись сглаза. Назвать ребёнка красивым, нежным, горделивым именем означало привлечь внимание злых духов, а кто польстится на Хворошу или Крикушу? После рождения ребёнка на Руси (по некоторым сведениям, в нашем округе тоже) разыгрывался целый смешной спектакль. Отец крадучись, под полой выносил младенца из избы, а потом с криком и шумом появлялся уже в открытую, уверяя, что нашёл подкидыша. Все домашние поносили того, кто подбросил, а заодно и самого малыша и нарекали его соответственно Найдёном или Ненашем. Бесам оставалось лишь отступиться: погубишь крошку, а взрослые только обрадуются – ведь он им чужой! То есть это были имена-талисманы, имена-обереги.

С принятием христианства на Руси в 988 году появились другие имена, с иными смыслами, подчас более глубокими. Ими стали слова из древнееврейского, древнегреческого, латинского, египетского и других языков. После введения в Европе нового стиля летоисчисления папой римским Григорием XIII в 1582 году за каждой датой было закреплено имя святого. Священники называли новорождённых по святцам, в соответствии с тем, какое имя приходилось на день рождения или крещения ребёнка по календарю. Регистрацию этих актов гражданского состояния осуществляли в рамках совершения религиозных обрядов, а записи вносили в церковно-приходские книги.

В 1721 году по указу Петра I церковные учреждения были включены в систему государственных органов России. Всё православное население Российской империи было приписано к церковным приходам по месту проживания. Рождение, бракосочетание и смерть стали регистрироваться в метрических книгах приходскими священнослужителями. Например, запись о рождении содержала даты рождения и крещения, имя родившегося, фамилию, имя и отчество отца, имя и отчество матери, их сословие, вероисповедание и место постоянного жительства. Иногда указывали, кто из священников крестил ребёнка и где обряд происходил – в доме прихожанина или в церкви. В конце могли написать, сколько детей родилось за год.

В музее хранится метрическая книга села Бараново за 1857 год, а также выписи из метрических книг, принадлежавших нашим землякам. Среди них выпись (так раньше называли выписку. – Ред.) первого директора Старооскольского краеведческого музея Николая Рождественского. В ней говорится:

«8 декабря 1882 года родился и 19 декабря крещён Николай, его родители города Старого Оскола кладбищенской Ахтырской церкви настоятель священник Михаил Алексеевич Рождественский и законная жена его Вера Яковлева, оба православные.

Восприемники города Старый Оскол Успенской церкви священник Александр Николаевич Иванов, жена кандидата богослова Мария Александровна Курдяева.

Таинство свершил священник Александр Иванов».

В православии существуют определённые правила наречения имени. При крещении может оказаться, что имени принимающего крещение нет в Святцах, списке святых, чтимых православной церковью. В таких случаях берут созвучное имя: Дина – Евдокия, Анжелика – Ангелина, Жанна – Иоанна, Милана – Милица. Алиса получит в крещении имя Александра, в память страстотерпицы Александры Феодоровны Романовой, последней российской императрицы, до принятия православия носившей имя Алиса. Также следует иметь в виду, что церковный вариант имён Светлана – Фотиния, а Виктория – Ника.

После принятия в 1918 году Кодекса законов об актах гражданского состояния метрические книги заменили на актовые (или реестровые) книги в органах ЗАГС. Постановлением СНК РСФСР «О мероприятиях по упорядочению регистрации актов гражданского состояния» от 8 января 1946 года были утверждены единые для Советской республики формы свидетельства о браке, о регистрации рождений и смерти. Бланки свидетельств печатались на гербовой бумаге. В моду вошли новые имена для новорождённых, отражающие дух революционной эпохи. Есть свидетельства, что одну девочку даже звали Артиллерийской Академией. Двойняшек, мальчика и девочку, было модно называть Рево и Люция, известны имена мальчиков Гений, Гигант. К счастью, они, хоть и наполненные идейным смыслом, не прижились. Однако благозвучные популярны сейчас: Лилия, Нинель (кстати, при чтении в обратном порядке получаем «Ленин»), Тимур, Спартак. В ЗАГСах, в том числе и старооскольских, висели списки с именами Индустрия, Октябрина, Коммуна, Идея – для девочек; Червонец, Спартак, Текстиль, Владлен, Марлен – для мальчиков. Так, известному старооскольскому краеведу Рему Мелентьеву родители дали имя вовсе не в честь одного из основателей древнего Рима. Они составили свою анаграмму в честь РЕволюционной Молодёжи.

При этом вопреки ожесточённой антирелигиозной пропаганде люди потихонечку отмечали Пасху, крестили детей, служили молебны в церквях. Правда, венчаний было всё меньше и меньше, молодёжь предпочитала гражданский брак, религиозные крестины заменялись новыми революционными «октябринами». Газета «Курская правда» №277 от 4 декабря 1924 г. сообщает, что

«семья беспартийного кустаря-ремесленника Митрофана Богдана из сл. В‑Михайловка, Ст.Оск.уезда подала в местную комячейку заявление с просьбой устроить октябрины их новорождённому сыну. Октябрины прошли торжественно. После речей, посвящённых этому моменту, новорождённого под звуки «Интернационала» родители передали в руки секретаря комячейки т. Буряченко. Затем передали пионерам-октябрятам для зачисления в отряд юных ленинцев».

К 1940 году увлечение новыми именами пошло на спад, а после Великой Отечественной войны детей стали называть привычными именами. В 60-е годы прошлого столетия, в эпоху оттепели, а также «физиков и лириков», родились имена Вольт, Микрон, Эфира и овеянные романтикой Грёза, Лира, Тайгина, Чара, Даль. Стоит отметить, что при этом круг имён постепенно сужался, становился не таким разнообразным. На каждую тысячу мальчиков приходилось всего 71 имя, девочек – 74, и в классах оказывалось так много Елен, Ирин, Александров, Сергеев и Владимиров, что приходилось называть их по фамилиям, чтобы не запутаться.

Среди женских имён бесспорным лидером была Елена. С середины 1970-х годов возникла любопытная тенденция: в семьях со сравнительно невысоким уровнем образования появились Альфреды, Изольды, Эдуарды и Жанны, а у интеллигенции возникла мода на старые «деревенские» имена – Евдокия, Василиса, Тимофей, Степан.

Во время перестройки резко возросло разнообразие имён, что в очередной раз подтвердило вывод учёных о расширении именослова в эпохи перемен и кризисов. Возвратились и активно входят в употребление многие забытые русские имена, изобретаются новые, появилась тенденция называть детей двойными именами. Что будет дальше, покажет история, но хочется надеяться, что выбор имён будет осмыслен, широк и нам удастся избежать новых ономастических (ономастика – раздел филологии, которая относится к изучению имён собственных) взрывов.

Данные статистики имён-фаворитов XVII–XX веков из книги «Фамилии и имена Оскольского края» А.П. Никулова

Мужские в порядке убывания по векам:

XVII век: Иван, Василий, Фёдор, Пётр, Яков.

XVIII век: Иван, Фёдор, Пётр, Яков, Семён.

XIX век: Иван, Василий, Пётр, Алексей, Фёдор.

XX век: Иван, Алексей, Николай, Пётр, Павел.

Женские:

XVII век: Анна, Авдотья, Прасковья, Аксинья, Марья.

XVIII век: Авдотья, Анна, Марья, Прасковья, Агафья.

XIX век: Анна, Марья, Екатерина, Авдотья, Татьяна.

XX век: Марья, Екатерина, Варвара, Надежда, Анна.