Оскольский край

Николай Иванович Безруков рассказал о первых днях Великой Отечественный войны

22 июня , 16:34ИсторияФото: Елена Ровенских

Голос Левитана звучал из радиоприёмников в каждом доме.

Николай Безруков родился и вырос в Казачке, в многодетной семье. Отец Иван Дмитриевич был председателем колхоза имени Ворошилова, мама Агафья Игнатьевна – разнорабочей. День начала Великой Отечественной Николай Иванович хорошо помнит. Голос Левитана звучал из радиоприёмников в каждом доме. Маленький Коля ещё плохо представлял, что это значит. Все жители тогда собрались возле сельсовета, женщины рыдали, многие падали в обмороки. Мужчин забрали на фронт, в деревне остались одни старики.

«Сидим мы с бабушкой Улей возле дома на лавочке. Она глядит вдаль и вдруг начинает меня толкать: «Коля, немцы». Их было трое, автоматы через плечо свисали. Шли пешком, а рядом вели велосипеды. Бабушка в дом побежала прятаться, а я через соседский огород – и в кукурузное поле. Это был первый день оккупации –июль 1942-го. Я лёг на землю, а встать не могу. Неподалёку остановился обоз, немцы начали оружие разгружать. Всю ночь провёл в кукурузе, пока фашисты не уехали. Мама не спала, беспокоилась. А когда я вернулся, она меня сильно отругала. Однажды немцы к нам в хату пришли. Ростом под два метра, в серой форме. Говорят: «Мати, открывай сундук». Она им ответила, что ничего нет. Сначала не поверили ей, пошли сами копаться. Затем ушли», – вспоминает эпизоды своего детства Николай Безруков.

Жили в военные годы Безруковы впроголодь. Поля не засеивались, полностью заросли бурьяном. Как-то отправила мать Николая в лес за лозой, чтобы корзинки плести. По дороге мальчишка заметил, как старшие ребята отодрали доску в заброшенном зернохранилище и полезли внутрь. Подглядел Коля, как пацаны за пазухи пшеницу засыпали. Только они ушли, он давай себе карманы забивать. Так дома два мешка доверху заполнил. 

Немало печальных воспоминаний до сих пор тревожат душу Николая Ивановича. В один из дней привёл сосед к Безруковым на постой двух советских солдат. Мать Агафья Игнатьевна достала им вещи из сундука переодеться, картошкой с огурцами накормила. А на заре мужчины ушли.

«Я как раз телёнка отправился в лог вести. Прибиваю колышек, а боковым зрением вижу, кто-то за мной наблюдает. А это солдаты в прохладе спрятались. Я их сразу узнал. Подозвали меня и попросили в котелок воды им набрать, пить сильно хотели. По соседству с нами жила учительница Анастасия Алексеевна с сыном Славой, моим ровесником. Попросил его сходить со мной подальше от села наших бойцов проводить, они дорогу-тоне знали. Долго шли, пока не стемнело. Уже обратно собрались, как раздалась пулемётная очередь. Мы со Славкой врассыпную. Дома мама взбучку мне дала. День прошёл, Славы не было. Пошли с моей и его матерью искать там, где потерялись. Полдня по бурьяну ходили, всё тщетно: или он с солдатами убежал, или фашисты убили. Неизвестно», – продолжает рассказ Николай Безруков.

Как-то подкрался Николай к казарме, где располагались немецкие солдаты. Видит, комендант возле окна стоит и газету читает. А у парнишки в руках рогатка была, всё на птиц охотился. Присмотрелся, над окном воробей сидит, стал прицеливаться. Только вместо птицы попал прямо чугунным шариком немцу в лоб. Не оглядываясь, бежал оттуда Николай до самого бабушкиного дома. 

После 8-го класса учился в Валуйской школе механизации на тракториста. До самой пенсии работал бригадиром тракторного парка. Несмотря на преклонный возраст,91-летний труженик и по дому старается всё сам делать. За день до нашей встречи Николай Иванович не сидел без дела – всю траву в палисаднике выполол.

Дедушка был рад, когда мы к нему наведались в гости. Рассказал, что скоро его должны навестить любимая внучка Виктория и правнучка Диана, которые стараются часто к нему приезжать и радовать своими успехами, хорошими новостями. 

Авторы:Елена Ровенских