Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
15:36, 08 мая 2018

Смелый сын артиллерийского полка. Ветеран поделился своими воспоминаниями о войне

Смелый сын артиллерийского полка. Ветеран поделился своими воспоминаниями о войнеФото: Ирина ФЁДОРОВА
  • Статья
  • «Зори»

Алексей Иванович Миронов 19 марта отметил 89-й день рождения. Великая Отечественная война застала его подростком, только закончившим школу-семилетку. Он и не подозревал, как рано начнётся его солдатская биография, что ему суждено стать сыном полка.

14-летний житель Федосеевки Лёшка Миронов проснулся в 6:00 от громкого стука о дверной косяк. Конец июня 1942-го выдался жарким, двери в избе были нараспашку и яркий солнечный прямоугольник нагревал чисто вымытые половицы. Мать уже давно встала и ходила из избы во двор, насыпая корм птице, готовя завтрак детям: младшему сыну и четырём дочкам. Старшего сына и мужа уже призвали на фронт. Лёшка услышал, как что‑то неразборчиво говорят мужские голоса, а она отвечает неуверенно. Подросток вскочил и выбежал к матери. В комнате стояли три красноармейца. Они устало выпытывали у хозяйки, сколько жителей в деревне, где правление. Мать, напуганная их внезапным появлением, путалась в ответах, а чаще пожимала плечами, не знаю, мол. 

Лёшку же, как будто кто‑то за язык стал тянуть. Что красноармейцы ни спросят, он быстрее матери отвечает. В конце концов, старший из них сказал: 

— Пойдёшь с нами, нам такой сообразительный как раз и нужен. 
– Куда? Не пущу! – ахнула мать. – Он же ребёнок ещё!
 – Не бойся, мать, вернём сынка. Покажет нам окрестности и придёт, – заверил старший. 

Лёшке было лестно и любопытно. Он и пошёл. 

«Я проводил их до Атаманского леса, где стояла артиллерийская часть 40-й армии, откуда и пришли красноармейцы, – вспоминает ветеран Великой Отечественной войны Алексей Миронов. – Меня неофициально закрепили за теми артиллеристами, которые меня привели – старшим лейтенантом Петром Фетисовым, лейтенантом Александром Свиридовым и сержантом Сергеем Стрельцовым. Они отправляли меня то в одно место, то в другое, чтобы я разведывал, а потом рассказывал, что и где расположено. Я пешком ходил в слободы Ездоцкую, Ламскую, Стрелецкую, Пушкарку, в сёла Незнамово, Котово и Бараново. Когда началось наступление, я был как раз с артиллеристами и не успел уйти: 40-я армия попала в окружение»,- сказал Алексей Иванович. 

Ты больше не мальчишка, а боец 

Подростка артиллеристы были вынуждены взять с собой. Часть пробивалась с боями в сторону Дона. Расчёт, с которым Лёшка так и остался, передвигался на автомобиле «ЗИС-5» с 76-миллиметровой артиллерийской пушкой в кузове. Сначала отстреливались, потом снаряды кончились. Дорога до Дона заняла восемь дней. Не раз попадали под обстрелы, бомбёжки, прятались в кустах, маскируя машину ветками. Своё горючее быстро закончилось, но им везло – жители сёл, через которые проезжали, делились. Отдавали красноармейцам и продукты: хлеб, картошку, молоко. 

«Люди моего поколения делились последним. Мы сидели голодные, хлеба по неделе не видели, а нам мама давала наказ – если хоть немножко есть, поделитесь с тем, у кого вообще ничего нет», — сказал ветеран. 

Когда артиллеристы, наконец, выбрались к Дону, то увидели, что туда стекались все выходящие из окружения части. Потери были огромные, от некоторых подразделений лишь несколько человек оставалось. Всех направляли на переформирование. 

«Меня тоже оформили, дали звание рядового, поставили на довольствие. Правда, добавили два года, написали, что я с 1927-го, а узнал я об этом только после демобилизации. Так я стал сыном артиллерийского полка. Со мной не церемонились. Спрашивали, как со взрослого. Дали форму, оружие. Сказали: языком не мели, что будем говорить – выполняй», — вспомнил Алексей Иванович. 

Словом, ты теперь не пацан, а боец. И прикрепили меня к расчёту, с которым я выходил из окружения. А я так домой к маме хотел, аж до слёз… 40-я армия отступала вместе со всей линией фронта. 

«А когда от Москвы погнали немца прочь, у нас такая бодрость и уверенность в себе появилась. Мы знали точно, что победим. Тогда везде говорили: «Враг будет разбит! Победа будет за нами!» У меня часто спрашивают: страшно ли было на войне? Конечно, страшно. Каждое мгновение, каждую секунду! Вот дали мы залп из пушки. И со снарядом вместе – вспышка пороховых газов. Она наше местоположение рассекречивает и всё, немцы засекают, и давай лупить прицельно», — рассказал Алексей Иванович. 

С боями до Победы

Под таким целенаправленным огнём в августе 1944-го Алексей Миронов получил первое ранение. Это произошло в окрестностях города Апостолово Днепропетровской области. Бой шёл с утра, и к полудню все уже порядочно вымотались. 
Алексей подносил снаряды и только отправился за очередным, как раздался взрыв. Парень упал на колени и ладони, чудом не потеряв сознание. В ушах звенело, голова кружилась. Что‑то горячее быстро-быстро текло по пальцам правой руки. Алексей попытался вытереть её о траву, но ничего не получалось. Кто‑то подхватил его и стал поднимать, задирать испачканную руку вверх, туго перетягивать чем‑то. И только тут молодой боец увидел, что его ладонь развалилась практически пополам. Из‑за шока боли он не чувствовал. Позже узнал, что его задело осколком. Миронова отвели в санчасть. Наложили скобки и перевязали. Парень остался в строю и продолжил воевать. 

Второй раз ранило в Чехословакии в 1945 году – пробило осколком правую ногу. С этим ранением пришлось лежать в госпитале. Вышел, а расчёт снова поменялся. 

«Только я оставался да наша пушечка – вздыхает Алексей Иванович. – С сослуживцами не успевали толком ни узнать друг друга, ни подружиться, такие были большие потери. Как только огонь откроешь – тут же ответный удар и обязательно кого‑то убьют или ранят. Наверное, поэтому друг к другу все относились очень уважительно. Нас сплачивал общий враг. К любому товарищу можно было без страха повернуться спиной. Каждый был готов прикрыть», -вспомнил Алексей Иванович. 

Там же, в Чехословакии, Алексей Миронов встретил Победу. 

«Мы узнали о ней позже всех, наверное, числа 12-го или 13-го мая. Наша часть тогда находилась среди Карпатских гор, где скрывались остатки немецких войск. Вот и получилось, что война закончилась, а мы ещё воевали. Вдруг парторга куда‑то вызывают, а вернувшись, он и сказал, что Германия капитулировала. И как огонь полетела новость по нашей части: «Победа! Победа!» Мы радовались, кричали, обнимались»,- говорит ветеран. 

Мирные годы 

Сержант Алексей Миронов демобилизовался 5 октября 1945 года. И сразу же отправился домой, в родную Федосеевку. 

«Я семье писал, конечно. Но в письмах что расскажешь? Их же читали. Наш комсорг Мотыльков каждый день наставления давал, что можно, что нельзя. Я и писал – движемся вперёд, бьём немца. И мать в ответ – всё хорошо, ждём. А когда вернулся, увидел, что весь город в развалинах. Наш дом в Федосеевке, к счастью, уцелел. И вот, прохожу я во двор, из которого несколько лет назад ненадолго выбежал босоногим мальчишкой, а дверь в хату открыта, мать в комнате что‑то делает… Я тихонько зашёл, но она услышала, обернулась и обомлела, слова сказать не могла, потом заплакала, обнимать бросилась. Из писем я знал, что старший брат Николай был зенитчиком и вернулся, а отец Иван Иванович погиб 8 февраля 1944 года под украинским Николаевом. Он воевал в стрелковых войсках». 

Алексей решил продолжить учёбу. Он закончил школу, три института и освоил бухгалтерию. Трудился учителем в Каплинской школе, потом переехал в город Енакиево Донецкой области, где проработал девять лет бухгалтером в госбанке. Туда к нему приехала невеста Вера Александровна, молодые поженились. Жили дружно. Вырастили сына Михаила и дочь Александру. Вернувшись в Старый Оскол, Алексей Иванович устроился в автоколонну №1647 сначала диспетчером, потом старшим диспетчером, а затем до самой пенсии работал начальником участка эксплуатации. Сейчас он по мере сил, которых всё меньше, помогает воспитывать внуков и правнуков. Следит за событиями в стране и в мире. 

«Никогда не думал, что с Украиной будем враждовать, считал, мы навек братья после всего, что довелось пережить. Но украинский народ не виноват, без него это делается, в верхах. И я одобряю политику нашего президента Путина. Он твёрдо держится, и правильно делает, а то не успеем оглянуться, как нас поставят на колени. А этого с Россией никогда не было и не будет! Сейчас у нас страна сильная, так и должно оставаться», — поделилися ветеран. 

Ратный труд сержанта Миронова был отмечен медалями «За отвагу», «За победу над Германией» и пятью медалями «За боевые заслуги». Но к мыслям о войне возвращают Алексея Ивановича не они, а боевые раны, которые ноют, напоминая о славном пути, который пришлось пройти, о том, как выстояли и победили.

3
Comments (0)
Tree view
New
Popular
Compact
Quotes (0)
Context
Create your widget
About HyperComments
Log in
Closed discussion
Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×