Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
14:17, 02 сентября 2017

«Не забудьте ни добрых, ни злых». Школьники посетили краеведческий музей

«Не забудьте ни добрых, ни злых». Школьники посетили краеведческий музейФото: Старооскольский краеведческий музей
  • Новость

Они совершили экскурсию в рамках реализации программы по военно-патриотическому воспитанию учащихся.

В назначенное время десятиклассники школы №28 пришли к краеведческому музею, чтобы ознакомиться со старинными домами, узнать о том, что собой представлял наш город во время гитлеровской оккупации. Об этом и многом другом подросткам рассказала заведующая библиотекой школы №28, руководитель школьного музея Наталья Шакалова. Автор этих строк тоже присоединилась к группе, зная, как интересно Наталья Шакалова рассказывает о городе, который любит всей душой. Она занимается изучением истории родного края и детям прививает любовь к малой родине. Неслучайно именно на базе 28-й школы создана региональная площадка по военно-патриотическому и духовно-нравственному воспитанию учащихся. В прошлом году здесь проводился областной семинар для руководителей школьных музеев, краеведов, методистов области. На нём заведующая музеем поделилась опытом работы, рассказала, как он пополняется, как ведётся исследовательская работа. Деятельности Натальи Шакаловой дали очень высокую оценку.

Старинное здание, страшные воспоминания

Вместе со школьниками и учителем школы №28 Натальей Горожанкиной, которая, как и многие педагоги этой школы увлечена изучением истории нашего края, мы прошли от краеведческого музея до бывшей Нижней площади, где сейчас установлен памятник основателям Старого Оскола. Наш гид Наталья Шакалова поведала о домах купцов, которые встречались на нашем пути, говорила, что сделали эти люди полезного для города.

Сворачиваем налево и оказываемся у добротного старинного кирпичного, двухэтажного дома. На нём – табличка: «Памятник архитектуры ХIХ века. Городское училище. Охраняется государством». Это одно из старейших зданий Старого Оскола, построенное ещё в 1870 году. С 1912 года здесь располагалось Высшее начальное училище. Под всем строением – огромный подвал.

— Обратите внимание, какое это прочное здание, – говорит Наталья Тихоновна. – Вот белые полоски между кирпичами. Это свидетельствует о том, что раствор мастера делали на основе яичного белка. Он очень прочный, стены практически не разрушаются. А какие красивые кирпичики использованы, вот необычных форм – круглые, овальные.

Обращаем внимание, что с северной стороны строения углы закруглённые. Гид пояснила: так делали строители, чтобы углы не промерзали.

С этим зданием связаны самые трагические события в жизни Старого Оскола – месяцы немецкой оккупации. 2 июля 1942 года фашисты вошли в город, в этом здании поместили немецкую комендатуру, а в подвале – тюрьму. Сюда сгоняли активистов города, врачей, учителей, евреев. Жестоко пытали тех, кто был замечен в связях с партизанами, чьи родственники воевали в Красной Армии, кто вредил фашистам. В этом подвале расстреливали старооскольцев, не покорившихся гитлеровцам. По воспоминаниям местных жителей, переживших страшные месяцы оккупации, все стены в громадном подвале были залиты кровью. Из этих застенков патриотов вели на виселицы, которые были установлены в центре города. Для устрашения местного населения трупы не снимали по несколько дней. В краеведческом музее хранится фотография казнённого старооскольца. Уже после освобождения города от фашистов одна местная жительница сообщила сотрудникам о том, что на фото узнала своего брата.

Слушаешь рассказ Натальи Шакаловой и совсем по‑иному воспринимаешь этот старинный дом, становится жутковато рядом с ним. На его крыше свили гнездо голуби – птицы мира. Жизнь продолжается, но мы не должны забывать о тех, кто не щадил себя, не покорился врагу, чтобы мы жили под этим мирным небом.

Во время экскурсии к нам присоединились несколько случайных прохожих, которые с интересом слушали гида, в их числе Константин Поликарпов и его дочь-третьеклассница Соня.

— А я и не знал, что у этого здания такая интересная история, раньше вообще на него внимания не обращал, – удивляется Константин. – Теперь захотелось больше узнать о тех, кто находился в фашистской тюрьме.

Такое же желание возникло и у учащихся Андрея Черникова, Насти Кокшаровой и других экскурсантов нашей группы, прикоснувшихся к истории родного края.

Значатся в списках

Мне тоже хотелось больше узнать о тех старооскольцах, кто томился в гестаповских застенках. Кем были эти сильные духом люди?

За ответом на вопрос отправилась в краеведческий музей.

Ведущий библиотекарь научно-методической библиотеки музея Валентина Савченко предоставила мне папку «Жертвы фашизма». В ней, к сожалению, довольно скудный материал.

Вот справка о погибших, замученных, угнанных в Германию. Из неё узнаю, что за время семи месяцев фашистской оккупации было повешено 506 человек, известны имена 34-х.

А это список, в котором более 20 фамилий и буквально по нескольку слов о том, как погибли эти патриоты.

«В слободе Ламской престарелый колхозник И.В. Поздняков после жестоких истязаний был расстрелен только за то, что купил дом, принадлежавший местному кулаку Дробышеву. Тогда же были расстреляны председатель сельсовета М.Н. Фомин и его сын, рабочий депо А. Фомин. Погибли в застенках гестапо машинисты А.Д. Филиппов, И.Е. Пампушко, кузнец паровозного депо В.Т. Мальков, нормировщик Н.Г. Дегтярёв и другие железнодорожники. Среди казнённых фашистами старооскольцев престарелый врач Е.А. Френкель, часовой мастер Б.П. Кликун». «В слободе Ямской фашисты бросили в холодный подвал свыше 60 активистов, которых держали там больше месяца, подвергая допросам и избиениям. 10 человек были расстреляны, среди них председатель сельсовета Ольга Дюжина».

«В селе Шмарное фашисты расстреляли пожилого колхозника С.Я. Шацких, у которого они нашли фото сына, полит­рука Красной Армии».

Звеньевая колхоза «Мировая революция» (слобода Казацкая) подожгла поле, чтобы урожай не достался врагу, её жестоко истязали…

На самом дне предложенной мне папки – копия акта, написанного от руки. В нём краткие записи о злодеяниях фашистов на оскольской земле, подписан он председателем исполкома Старооскольского райсовета депутатов Панченко. Многие буквы документа стёрлись, но некоторые фамилии всё же удаётся прочитать.

«В июле 1942 года после долгих пыток был дважды проколот штыком, а потом расстрелян председатель колхоза. 15 августа после зверских пыток расстреляли председателя Долгополянского сельского Совета, члена ВКП (б) Андриана Алексеевича Монакова…» И ещё идут фамилии старооскольцев, чья жизнь оборвалась в гестаповских застенках.

Не стоит забывать и имена предателей. Из документов, хранящихся в папке, я узнала, что комендантом города был некто Гух. Бургомистром – предатель, староосколец Свешников, который запретил продажу продовольствия на рынках города, морил жителей голодом.

Семья патриотов Масловых

В списках казнённых мне не раз встречалась фамилия Масловых.

Старший научный сотрудник краеведческого музея Ирина Есипова рассказала о судьбе семьи патриотов. А ей стало известно об этом от местной жительницы Зинаиды Масловой.

Когда фашисты оккупировали город, родной брат Зинаиды Александр ушёл в партизанский отряд, который был сформирован на территории нашего края. Этот молодой человек не раз добывал ценные сведения о врагах. Но однажды в отряд не вернулся. Немцы выследили его, схватили и бросили в тюрьму. Долго пытали, но ничего не добившись от стойкого патриота, расстреляли его. В подвале немецкой комендатуры томились и родители Александра. Маму спустя какое‑то время выпустили, а отца расстреляли.

Двоюродный брат Зинаиды Павел тоже был партизаном. Его так же, как и Александра, гитлеровцы арестовали. После долгих пыток и истязаний мужественного партизана повесили. Его тело долгое время не снимали с виселицы, чтобы испугать, сломить дух старооскольцев.

В краеведческом музее хранится снимок казнённого партизана, в нём Зинаида Ильинична узнала Павла. (Об этом Наталья Шакалова упоминала на экскурсии.) Зинаида, как и все в семье Масловых, была настоявшим патриотом. Во время оккупации на свой страх и риск оказывала помощь советским раненым, работая в местной больнице. Фашисты как‑то пытались туда зайти, но смекалистая медсестра предупредила: «Здесь – тиф!». Гитлеровцы очень боялись этой страшной болезни и больше туда не сунулись.

После войны Зинаида более 40 лет проработала акушеркой в старооскольском роддоме. Она прожила долгую, но нелегкую жизнь. Умерла в 2014 году в возрасте 92 лет. Со слов Ирины Есиповой, до конца дней сохраняла твердый ум и хорошую память. Незадолго до смерти передала в краеведческий музей фото Павла Маслова, которое выставлено сейчас в зале Боевой славы.

По пояс в ледяной воде

Ещё об одной оскольской семье патриотов Глазуновых-Афанасьевых рассказала мне заведующая Домом-музеем Василия Ерошенко Татьяна Новикова. Она долгое время возглавляла отдел истории Великой Отечественной войны в нашем краеведческом музее и сейчас занимается исследовательской работой по этой теме.

В конце мая нынешнего года принимала участие в международной конференции «Противостояние: сражения Великой Отечественной войны» с докладом «Огненная дуга» семьи Глазуновых-Афанасьевых», которая прошла в Государственном военно-историческом музее-заповеднике «Прохоровское поле». С согласия Татьяны Станиславовны приведу некоторые фрагменты её доклада.

…До войны семья почтового служащего Дмитрия Петровича Глазунова жила в слободе Казацкой Старого Оскола. Вместе с супругой Клавдией Константиновной воспитывали троих детей: Михаила, Леонида и Евгению.

По соседству с ними – сестра Дмитрия Петровича Софья Афанасьева с семьёй. Эти две семьи Глазуновых-Афанасьевых, можно сказать, жили одним двором, все радости и огорчения переживали вместе. А когда враг напал на нашу землю, встали на её защиту. Дмитрий Петрович остался в оккупированном фашистами Старом Осколе по приказу советских органов власти для поддержания связи между партизанским отрядом и передовыми частями Красной Армии за линией фронта.

Согласно отчёту командира Старооскольского партизанского отряда за период с марта 1942 года по март 1943 года отрядом из 29 человек было уничтожено 258 солдат и 24 офицера противника, 28 автомашин, 23 подводы, 3 тягача, взорван мост и 52 километра путей. В этом есть заслуга и Дмитрия Глазунова. Гитлеровцам стало известно о его связи с партизанами. Патриота арестовали и бросили в тюрьму, а затем отправили по этапу. Где погиб и похоронен этот бесстрашный староосколец, к сожалению, до сих пор неизвестно.

После его ареста дело Дмитрия продолжила его жена Клавдия. Она ещё до войны вела активную общественно-политическую работу. Когда создавался колхоз, одной из первых вступила в него. В течение пяти лет была депутатом Казацкого сельского совета, а в страшные дни оккупации Клавдия Глазунова помогала партизанам. Глубокой осенью 1942 года она простояла ночь по пояс в ледяной воде реки Осколец, переправляя на другой берег партизанам оружие и продовольствие. После этого уже не могла выходить из дома в течение 30 лет, причина – ревматизм ног. Умерла Клавдия Константиновна Глазунова в 1974 году.

Связь с частями Красной Армии супруги Глазуновы поддерживали через племянницу Дмитрия, дочь его сестры Ольгу Афанасьеву. О героизме своей родной сестры сотрудникам Старооскольского краеведческого музея рассказала Вера Никитина (в девичестве Афанасьева).

Судьба разведчицы

В первые дни войны Ольга, окончив курсы разведчиков, приступила к выполнению ответственных и опасных заданий. Четыре раза она переходила линию фронта, находилась рядом с передовыми позициями армий. Снабжала советское командование ценными сведениями о численности и расположении частей и подразделений гитлеровцев.

Летом 1942-го Ольгу Афанасьеву забросили в Старооскольский район. Об этом узнали полицаи. Однажды они появились на улице Садовой вместе с главным полицаем по фамилии Лебедев. Там жили Глазуновы и Афанасьевы. Но Ольгу тут они не нашли. Её схватили в районе Котовского леса. Девушка возвращалась с очередного задания. Смелую разведчицу бросили в подвал. Её долго пытали, но Ольга не сдалась. Стойко вынесла все истязания, не выдав своих товарищей. Осенью её расстреляли.

В начале 60-х годов прошлого столетия судили полицая, который уже успел приспособиться к мирной жизни и работал в Подмосковье. Суд состоялся в Старом Осколе, где он совершил злодеяния во время войны. Обвиняемого спросили о судьбе разведчицы Ольги Афанасьевой. Не моргнув глазом бывший полицай сказал, что сам расстрелял её.

Подвиги этой мужественной разведчицы не забыты, есть о ней небольшой материал в зале Боевой славы краеведческого музея.

Всё меньше остаётся среди нас тех, кто пережил страшные месяцы оккупации и смог бы рассказать о мужестве и стойкости старооскольцев. О тех, кто томился в подвале немецкой комендатуры.

А мне вспоминаются строки чешского писателя-патриота Юлиуса Фучика из его «Репортажа с петлёй на шее», написанного в тюрьме гестапо:

«Об одном прошу тех, кто переживет это время: не забудьте! Не забудьте ни добрых, ни злых. Терпеливо собирайте свидетельства о тех, кто пал за себя и за вас». Эти слова обращены сейчас к каждому из нас. 

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×