Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
Баннер-перепись
18:05, 04 октября 2021

Белгородские поисковики в октябре проведут экспедицию в Корочанском районе

Белгородские поисковики в октябре проведут экспедицию в Корочанском районеФото: БРО ИПО «Поиск»
  • Статья
  • «Путь Октября»

Участники объединения «Поиск» намерены найти останки примерно 600 воинов, погибших в Великой Отечественной войне.

Поле близ села Шляхово в Корочанском районе для летней экспедиции они выбрали не случайно. По словам Ивана Андреева, руководителя клуба, старооскольские поисковики ведут там раскопки уже не в первый раз.

«Линия фронта проходила между сёлами Мелихово и Шляхово Корочанского района как зимой с 1941 на 1942 год, так и летом 1943-го, – рассказал Иван Андреев. – Как раз зимой с 1941 на 1942 год по всему фронту был дан старт контрнаступлению, ведь победа под Москвой невероятно воодушевила нашу армию. Именно в Корочанском районе в январе – феврале 1942 года наступала 21-я отдельная стрелковая бригада. Она понесла колоссальные потери. Той зимой тела павших советских солдат долго лежали на снегу, боевые товарищи не могли их вынести с поля боя и похоронить. Когда пришло время рыть могилы, промёрзшая земля не поддавалась. Красноармейцы нашли в поле два стога, подожгли их, чтобы почва оттаяла. В этих местах и сделали два братских захоронения. У нас есть схема из архива, на ней указано их расположение. Местные жители нам его показывали ещё в 1999 году. Но тогда члены нашей экспедиции не были оснащены для проведения поисков на глубине».

Теперь же у поисковиков есть не только оборудование, но и данные аэрофотосъёмки тех самых дней сражения, полученные в национальном архиве при Конгрессе США. Там хранятся документы, вывезенные из Берлина американцами. Иван Андреев заказал снимки разных дат, и среди них удалось найти те, на которых запечатлены ямы братских могил. К сожалению, в этот раз не получилось поработать настолько масштабно, как планировали: сейчас поля находятся в аренде у сельхозпредприятия и к моменту начала экспедиции там не успели убрать урожай. В октябре поисковики вернутся, чтобы всё‑таки найти места захоронения примерно 600 человек и перезахоронить на местном мемориале. Но всё же польза от поездки была.

«Мы нашли огромное количество боеприпасов – немецких противотанковых мин, 80-миллиметровых миномётных, советских противопехотных ПОМЗ-2. Когда после войны проводили разминирование территории, эти мины нашли, но не обезвредили, а сбросили в траншеи и зарыли поглубже. Опасные находки мы передали сотрудникам МЧС для уничтожения».

Но главное для поисковиков – то, что они нашли останки воина. Но опознать его вряд ли смогут.

«Судя по амуниции, это был первый номер расчёта противотанкового ружья, – рассказал Иван Андреев. – Расчёт состоит из двух человек: один стрелок, другой заряжающий. Так вот это был как раз стрелок, поскольку первому номеру противотанкового ружья полагалось иметь на ремне только револьвер наган. Но если бы это был второй номер, который вооружён обычно или пистолетом-пулемётом Шпагина или трёхлинейной винтовкой (карабином), то у него висели бы патронные подсумки и сумка. У этого ничего подобного не было. Рядом нашли вещмешок с котелком, фляжкой, кружкой, ложкой, зеркальцем, бритвенными приборами, курительным мундштуком. На погибшем был поясной ремень и обувь. Во фляге, кстати, сохранилась вода тех лет… В этой стрелковой траншее были фрагменты противотанкового ружья Симонова ПТРС – так называемые сошки. Но самого оружия не нашли. Видимо, его забрали после гибели бронебойщика. К сожалению, личных подписанных вещей при погибшем не найдено, поэтому невозможно установить его личность».

Андреев обратил внимание на то, что вокруг тела солдата в траншее было множество рваных стреляных гильз. Это тоже объяснимо.

«Скорее всего, его ружьё было с дефектом, потому что при выстреле отрывало носовую часть патрона, и гильзу можно было извлечь только специальным экстрактором. Хоть это ружьё и автоматическое, стрелку после каждого выстрела приходилось вручную вытаскивать остатки гильзы из патронника. Из‑за этого, наверно, и погиб. Когда мы нашли бойца, в его руках был зажат этот экстрактор…»

Вот как много могут рассказать поисковикам найденные ими на поле боя вещи. Кроме того, в другой траншее был обнаружен человеческий череп, видимо, погибшего от взрыва бойца.

«Год назад в этих местах мы нашли останки девяти солдат, – рассказал руководитель «Поиска». – В День неизвестного солдата, 3 декабря, мы их похоронили в селе Шляхово Корочанского района. Причём у одного был смертный медальон, по которому его опознали и смогли найти родственников. Это Анисимов Михаил Иванович. Он считался погребённым в одной из тех двух братских могил, о которых я говорил. Но был найден в стрелковой траншее – метрах, наверное, в восьмистах, на соседнем поле».

Личные вещи погибшего солдата переданы в музей следственного комитета РФ. Для музея клуба «Поиск» из всего найденного Иван Иванович взял только сошки от противотанкового ружья – их как раз не хватало для завершения макета ПТРС, который имеется в музее.

«Наша экспедиция проходила с участием сотрудников Следственного комитета РФ, в прошлом году мы заключили соглашение о взаимном сотрудничестве, – говорит Иван Андреев. – Наша совместная работа связана с поиском и захоронением останков жертв Великой Отечественной войны – гражданских и военнопленных. Это касается расследования преступлений нацистов в военные годы. Пока таких массовых погребений, где мы могли бы эксгумировать останки, произвести следственные действия и торжественно перезахоронить, на территории Белгородской области мы обнаружить не смогли».

На днях представители организации «Поиск» вернулись из Крыма. Там они участвовали в военно-историческом фестивале, который традиционно проводится в Балаклаве, на Федюхиных высотах.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×