Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
12:52, 22 февраля 2019

Кинолог рассказал о тревожной командировке на войну

Кинолог рассказал о тревожной командировке на войнуФото: ИД "Оскольский край"
  • Статья
  • «Зори»

В феврале 1995 года Валерий Беспаленко с восточно-европейской овчаркой был командирован в Грозный.

Шедшая впереди кинолога Валерия Беспаленко восточно-европейская овчарка по кличке Малыш тщательно внюхивалась в незнакомые запахи. Внезапно пёс ослабил поводок и лёг. Проводник мгновенно поднял руку вверх. Для идущих за ним спецназовцев это означало, что на пути следования группы – за­минированный участок.

Валерий осторожно воткнул в это место красный треугольный флажок с буквой «М», означающей «мины», и продолжил со своим четвероногим другом проверять дорогу. Позже сапёры на месте флажков обезвредили несколь­ко заложенных боевиками 50-ки­лограммовых фугасов. Были спа­сены десятки солдатских жизней. Происходило это в Старопромыс­ловском районе Грозного во вре­мя первой чеченской войны.

Родом наш сегодняшний ге­рой из Старого Оскола. Срочную службу проходил в ракетных войсках в Белой Церкви, что под Ки­евом. Когда поступал на служ­бу в районный отдел милиции, ему предложили заняться слу­жебным собаководством. Дол­го не раздумывал – так и нашёл своё призвание и дело всей жиз­ни. Потом были месяцы обучения на специальных курсах кинологов в Кабардино-Балкарии. А после – первый воспитанный им четырёх­лапый разыскник, служба началь­ником кинологической службы УВД, работа в уголовном розыске.

«Собачья» служба, как говорит­ся, и опасна, и трудна. Часто при­ходится идти по следу, искать взрывчатые и наркотические ве­щества, и даже пропавших людей.

Валерий Беспаленко вспом­нил один из своих первых выез­дов на место происшествия. На пульт вневедомственной охраны поступил сигнал: в микрорайо­не Макаренко в гастроном про­ник неизвестный. Туда кинолог со своей овчаркой прибыл через несколько минут.

«Приехали, увидели разбитое окно, – рассказывает он. – Смотрю, по магазину ходит мужчина. Ког­да он попытался выбраться, пёс ощетинился, начал рычать и ла­ять. Вскоре подоспел наряд ми­лиции, подозреваемого увезли в отдел. А потом всё закрутилось, как в калейдоскопе – розыск ви­новных в грабежах, кражах, изна­силованиях. В лихие девяностые приходилось работать и на город, и на район – я тогда был един­ственным кинологом».

Однажды в дежурную часть об­ратились жители Песчанки. Они сообщили, что с их подворья неиз­вестные похитили корову. К розы­ску пропавшего животного под­ключился Валерий с другой своей воспитанницей, Зитой.

«Она почти сразу взяла след, – вспоминает Беспаленко. – Дело было зимой. Мы прошли больше десятка километров по болоту, замерзшему озеру. В итоге ока­зались в микрорайоне Руднич­ный. Следы привели на четвёр­тый этаж в одну из квартир. В неё злоумышленники по ступенькам затащили корову! Когда мы ворвались в квартиру, воры уже разделывали животное. Часть мяса они хо­тели оставить себе, излишки продать. Но мы им помешали. Преступники были осуждены».

Валерий Николаевич рассказал ещё об од­ном случае, когда благодаря разыскным соба­кам раскрыли преступление. В районе аэро­порта два шабашника из Молдавии строили дом. Неподалёку жила 80-летняя пенсионер­ка. Приняв изрядную дозу спиртного, подонки забрались к ней в дом. Несчастной женщине влили в рот одеколон, а потом изнасиловали. Когда убегали с места происшествия, один из преступников потерял тапок. Его нашли, и по запаху собака привела к жилью, где снимали комнату эти нелюди. От таких потрясений по­жилая женщина вскоре скончалась.

В феврале 1995 года Валерия Беспаленко с Малышом, восточно-европейской овчар­кой, на 45 суток командировали в Грозный.

«Город был сильно разрушен и напоминал Сталинград, – вспоминает он. – Практически не было ни одного целого здания. Мы входили в состав сводного отряда. Поселились в соро­каместных палатках. Утром нас распределили по блок-постам. Я попал в Старопромыслов­ский район, на улицу Новаторов. Размести­лись в разбитой пожарной части. Установили свой блок-пост, обтянули его колючей прово­локой. По ночам нас часто обстреливали. Ко­мендантский час зимой начинался в 16.00. До утра прекращались все передвижения по го­роду, за исключением войск».

«При выполнении задания ты идёшь с соба­кой впереди, позади – омоновцы, – продолжает Валерий. – Задача – обнаружить заложенные для подрыва личного состава и техники мины и снаряды. Большую опасность представляли «растяжки». Их могли натянуть и под ногами, и над головой. Идёшь и старательно смотришь и вверх, и вниз. Малейшая невнимательность – щелчок, и всё… Но Бог миловал. Своему четве­роногому другу я доверял полностью. Собака – идеальный «биологический миноискатель». Был случай, сапёрная рота проверяла участок дороги целый час, а я с собачкой такой же уча­сток пробежал за 15 минут».

В Чечне, по словам Валерия, боевики стара­лись в первую очередь уничтожить служебных собак. За каждую убитую главари банд выпла­чивали до пяти тысяч долларов, что вполне сопоставимо с платой за подбитый танк или БТР. С псами там вообще сложно, их считают нечистыми и в дом не пускают».

С поиском мин неплохо справлялись соба­ки многих пород. Однако для армейских ус­ловий лучше всего подходят овчарки. Они неприхотливы, не злобны, выносливы. Однаж­ды Малыш спас кинологу жизнь. Осматривая подвал разрушенного здания, Валерий хотел было уже наступить на циновку, которая ле­жала у входа. Однако Малыш громко залаял и сел, как его учили. Под циновкой оказалась противопехотная мина.

Работы хватало: почти каждую ночь боеви­ки выходили на улицы и ставили хитроумные «растяжки», в разбитых канализационных люках прятали фугасы. Не гнушались закла­дывать взрывчатку и на кладбище – миниро­вали могилы каждую ночь. Приходилось обез­вреживать и это опасное место. Однажды на кладбище удалось обнаружить снайперскую винтовку, которую до поры до времени при­прятали боевики.

Излюбленным местом чеченских снайперов был разрушенный хлебокомбинат. Они часто оттуда обстреливали бойцов. Была поставле­на задача уничтожить снайперов. Но как? Все подходы к зданию были заминированы. И тог­да решили использовать фактор внезапности – сделать проход по минному полю там, отку­да боевики не ждали солдат. Главная роль в этом отводилась Валерию Беспаленко и его Малышу. Задачу они выполнили, без потерь проведя спецназовцев. На хлебокомбинате об­наружили и уничтожили четырёх бандитов.

При проверке одного из заводов благода­ря Малышу нашли подпольный цех по про­изводству оружия. Опасное производство подорвали.

Во время второй командировки в неспо­койную республику опытного кинолога вме­сте с его воспитанницей Зитой направили в Курчалоевский район. Тогда в Чечне никто не работал. Почти в каждом доме при проверке обнаруживали мини-заводы по переработке нефти – чеченцы делали и продавали само­пальный бензин. Понятно, что нелегальное производство уничтожали. В Курчалое Вале­рий Беспаленко и его Зита три месяца обез­вреживали фугасы и снаряды, находили схро­ны с оружием, задерживали боевиков.

После Чечни Валерий возглавил киноло­гическую службу криминальной милиции, затем работал в уголовном розыске перво­го отдела УВД. В 2003 году решением Глав­ного Управления МВД РФ его признали луч­шим кинологом России. Одним из первых в местном УВД он награждён медалью «За от­личную службу по охране общественного по­рядка». Её по праву заслужили и бесстраш­ные четвероногие помощники.

Уволился Валерий в звании старшего лейте­нанта, отдав кинологической службе более 25 лет, раскрыв десятки преступлений. Сейчас он работает в частном охранном предприятии. О ветеране не забывают в УМВД по Старому Осколу. В минувшем году в честь Дня киноло­га начальник управления Алексей Нестеров вручил Валерию Беспаленко благодарность за его многолетнюю добросовестную службу.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×