Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
12:52, 04 февраля 2019

Старооскольцы снялись в фильме «Ладога»

Старооскольцы снялись в фильме «Ладога»Фото: Светлана Пивоварова
  • Статья

В этой картине появились братья Михаил и Александр Шептаевы. Мы встретились с ними, чтобы узнать о том, как создавалась кинолента.

На экраны фильм вышел 27 января 2014 года. В главных ролях – Ксения Раппопорт, Андрей Мерзликин, Алексей Серебряков, Дмитрий Назаров, Юрий Кузнецов. Его создатели во главе с режиссёром Александром Велединским постарались максимально точно воспроизвести атмосферу тех дней.

«Это был наш первый опыт участия в съёмках фильма, – рассказывает Александр Шептаев. – Было непросто, но очень интересно. Съёмки проходили на Ладожском озере с февраля по март 2013 года. Морозы стояли крепкие, до –40 градусов. Прямо на льду поставили палатки, которые топили дровами. В них мы грелись и обедали. Такие теплушки, выполнявшие также функции ремонтных станций для автомобилей, ставили и в войну, когда через Ладожское озеро проходила «дорога жизни» в блокадный Ленинград. Но, конечно, мы там не жили – после окончания съёмочного дня уезжали в гостиницу».

Участие в кинопроцессе стало для старооскольцев неожиданностью. В январе 2013-го им позвонил помощник режиссёра по реквизиту. Почему им? Постоянные наши читатели знают братьев Шептаевых: мы не раз писали об этих мастерах, которые занимаются восстановлением и воссозданием по чертежам военной техники: советских и иностранных танков, самоходок, бронеавтомобилей, пушек и других легендарных машин. Поэтому именно к ним обратились создатели фильма в поисках нужного реквизита. Старооскольцы предоставили для съёмок зенитную установку М-4. И не просто предоставили, а сами же выступили в роли зенитчиков.

«Ладога – непредсказуемое место, опасное, штормовое. При сильном ветре поднимаются высокие волны. Это озеро не зря называют морем – не вся его поверхность замерзает, – говорит Михаил Шептаев. – Непогода случилась и во время съёмок. Нам повезло: в это время мы уезжали в Старый Оскол на несколько дней. Как обычно с утра съёмочную группу на снегоходах доставили на озеро. Кстати, на личном транспорте на лёд никого не пускали. В съёмках использовали буера – лодки на коньках с парусом, ЗИСы и, конечно, «полуторки». В один из дней поднялась сильная метель. Тем, кто был на съёмочной площадке, пришлось пешком идти к берегу около километра. А когда не видно ни зги, важно идти в нужном направлении, чтобы не заблудиться и не замерзнуть. К счастью, никто не пострадал. Зато за время съёмок – в такие же непогожие дни – потеряли 30 раций».

«Дорога жизни» в войну была опасной не только из‑за бомбёжек. Нередко попадали в полынью и тонули грузовики «ГАЗ-АА», перевозившие в Ленинград продовольствие и эвакуировавшие блокадников. За грузоподъёмность в полторы тонны эти автомобили прозвали «полуторками». Чтобы слой льда был толще, дорогу специально намораживали, укрепляли брёвнами. Так же, как и в военные годы, на съёмках «Ладоги» намораживали этот путь. В фильме отражён трагический эпизод с уходящей под воду машиной.

«Снимали в основном на мелководье, – вспоминает Михаил Шептаев. – Глубина подо льдом была примерно два метра. А в сцене, где топили «полуторку», перевозившую детей, было около трёх метров. В эпизоде были задействованы дети каскадёров. Под одеждой у них были гидрокостюмы, снизу страховали водолазы с камерами. По сценарию, героиня Ксении Раппопорт бросается их спасать. Актрисе предложили работать с дублёром, но она отказалась: мол, дети же работают сами, и ныряла в ледяную воду. Причём дублей было несколько. Машину она тоже водила сама. Я поразился, как эта актриса умеет перевоплощаться: вот только что сидела на подножке «полуторки» и о чём‑то, улыбаясь, разговаривала с коллегой, и вдруг команда: «Камера! Мотор!», и она мгновенно поменялась в лице, вошла в образ – и это уже не Ксюха, а её героиня Ольга».

Тонущий автомобиль – один из ярких эпизодов фильма, а для получения нужного эффекта важны детали. Автомобиль погружался в воду с включёнными фарами. Эту техническую задачу решили братья Шептаевы: в фары вставили батарейки. Кстати, «полуторку» после затопления вытащили.

Помогали старооскольцы и монтировать реквизит. «Приложили руку» к тем самым ящикам с мандаринами – помогали заколачивать их досками. «Вкусные хоть были мандарины?» – спрашиваю. Оказалось, фрукты очень быстро замёрзли, и киношники их даже не попробовали.

Братья Шептаевы отметили, что Ксения Раппопорт и Андрей Мерзликин оказались очень душевными, приятными людьми. Как и всех актёров, Шептаевых гримировали перед съёмками. Поскольку это драма военных лет, использовались в основном серые оттенки. Сама природа тоже создавала спецэффекты. К примеру, так появился кадр с машинами, выходящими из мглы. Мороз тоже «гримировал» актёров – на волосах появлялась изморозь. А чтобы эффект был более выражен, ресницы и волосы покрывали специальным гелем, а сверху наносили сахарную пудру. А кадры с высоты снимали при помощи дельтаплана.

Результат трудов съёмочной группы – фильм «Ладога» – братьям Шептаевым понравился.

В этом году Михаил, Александр и, конечно, их техника примут участие в съёмках новой картины. Блестит в гараже новенькой краской воссозданное с нуля противотанковое орудие «53-К», известное в народе как пушка-«сорокапятка». Она и ещё две немецкие пушки «ПАК-37» и «Лейг-18» скоро понадобятся на съёмках киноленты «Калашников», действие которой начинается в годы Великой Отечественной войны.

Я поинтересовалась, как происходит возрождение машин.

«Изготавливаем корпуса техники из листового металла, – делится секретами Михаил. – Запчасти подбираем от советских вездеходов – при необходимости подгоняем их под нужный размер. Некоторые детали, например, пушки, стойки, турели (установки для крепления пулемётов или малокалиберных автоматических пушек – прим. авт.), делаем из водопроводных труб. Самая трудоёмкая работа – с танками».

27 января в истории Великой Отечественной войны отмечено не только снятием блокады Ленинграда. В этот день 76 лет назад прогремела битва за Воронеж. Участники военно-исторической реконструкции воссоздали этот бой. В действе участвовали и братья Шептаевы со своей техникой: немецким «Зондер Крафтфарцойг-231», что в переводе на русский означает «автомобиль специального назначения», советским бронеавтомобилем «БА-64Б», а также двумя «сорокапятками» и немецкой пушкой «ПАК-37».

3 февраля прошлого года в реконструкции боя у Майсюковой будки в Старом Осколе тоже можно было увидеть творения Шептаевых – немецкую самоходную установку «Stug III» и бронеавтомобиль «Зондер Крафтфарцойг-231».

В прошлом году братья завершили работу над немецким танком «Pz.III». О нём наша газета писала летом. Сейчас воссоздают танк «Прага» (LT-38). Эти машины стояли на вооружении Чехии в момент завоевания её немцами и продолжали выпускаться уже для немецких войск, когда территория страны была оккупирована.

— Ваше увлечение историей – с детства?

— Всё идёт из детства, – говорит Михаил. – Наш дедушка Пантелеймон Григорьевич Шептаев ушёл на фронт добровольцем в 41-м, а вернулся в 46-м. Он был минёром-сапёром и после окончания войны продолжал разминировать поля былых сражений. Дед награждён орденами Красной Звезды и Отечественной войны. Рассказывал, как приходилось разминировать в ледяной воде дамбу. А там были самые сложные мины – многослойные, в несколько ярусов.

Братья Шептаевы участвовали и в перезахоронении советских воинов, дружат с военно-патриотическим клубом «Поиск» и его руководителем Иваном Андреевым. Михаил и Александр создали свою Белгородскую региональную общественную организацию – военно-патриотический клуб «Прохоровский рубеж». Они воссоздали уже не один десяток единиц военной техники. Мечта умельцев-реконструкторов – собрать легендарный «Т-34».

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×