Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
Баннер БелГУ
11:13, 19 июня 2020

Врач окружной больницы Старого Оскола рассказала об обстановке в ковид-госпитале

Врач окружной больницы Старого Оскола рассказала об обстановке в ковид-госпиталеМедсестра Марина Решетникова, врачи Лолита Толмачёва, Дарья Травкина, Людмила АдамановаФото: Ирина Федорова
  • Интервью

На особом счету в эти дни инфекционисты, которые находятся на передовой борьбы с коронавирусом.

Я побывала в ковид-госпитале окружной больницы Святителя Луки Крымского и встретилась с заведующей детским инфекционным отделением Лолитой Толмачёвой. Как мы уже рассказывали, детей сейчас в этом отделении нет. Они лежат в губкинской больнице. Их место заняли взрослые с внебольничными пневмониями, с подозрением на коронавирус и с этим заболеванием лёгкой и средней степени тяжести. Как и полагается, весь медперсонал одет в спецодежду с масками и защитными очками. Когда видишь одного такого человека, это вызывает удивление. Когда их много – тревогу. Как же сами медики переносят новые условия?

«Нам непросто, работа отличается напряжённостью и интенсивностью, – не скрывала своих чувств Лолита Николаевна. – Мы утомлены морально и физически. Даже при обычном сезонном гриппе бывает наплыв пациентов. Сейчас их тоже много. Причём немало пожилых, у которых есть сопутствующие заболевания. Наша задача – не допустить ухудшения состояния, осложнений, что бывает весьма непросто с больными в возрасте».

— Сколько в отделении пациентов?

— На момент нашего с вами разговора – 94. Но цифра постоянно «плавает». Одних выписываем, но, увы, поступают другие. Радуемся за тех, кто с нашей помощью справился и выздоровел. Переживаем, когда привозят новых. Очень хочется, чтобы отделение опустело.

— Почему, на ваш взгляд, этого не происходит?

— Полагаю, люди недооценивают опасность, некоторые просто не верят в болезнь. Буквально на днях позвонила знакомая и спросила, правда ли ковид существует. И это после самоизоляции, масочного режима и других мер противодействия!

— А сами не боитесь заразиться?

— Опасаемся, конечно, мы ведь такие же, как все. Но врачи нашей специальности и раньше работали с инфекционным агентом, поэтому понимают риски и важность защиты, прислушиваются к своим ощущениям, чтобы не пропустить симптомы. Кроме того, у нас каждый, приходя на смену, меряет температуру, показания заносят в журнал. Понимаете, мы здесь знаем, с чем работаем, но наши пациенты поступают к нам после контакта с друзьями, коллегами, родственниками, то есть заразились где‑то дома, в гостях, на работе. Вы едете в транспорте, заходите в торговый центр и не можете знать, есть ли рядом кто‑то, болеющий бессимптомно. С более высокой вероятностью можно заболеть в любом другом месте, чем в больнице, где все одеты в костюмы, маски и перчатки. Хочу, кстати, отметить, что средствами индивидуальной защиты обеспечены мы очень хорошо – у нас есть всё, что необходимо, в нужном количестве. Дежурств много, бывает, что поесть успеваешь только раз за смену, но мы не жалуемся, хотим, чтобы как можно больше людей ушли от нас здоровыми.

Наших медиков хочется сравнивать с солдатами на передовой. Разве что пули не свистят. Но может прилететь болезнь. Как известно, случаи заражения среди врачей и медсестёр имеются. При всём этом они как‑то умудряются сохранять оптимизм и подбадривать пациентов. В ковид-госпитале работают не только инфекционисты. Врачебный и гражданский долг исполняют вместе с коллегами хирурги, травматологи и многие другие.

«Работает у нас молодой врач-гинеколог Дарья Травкина и более опытный – педиатр Людмила Адаманова, – сказала Лолита Толмачёва. – Коллектив сложился замечательный. Взаимопомощь, выдержка, профессионализм, забота о пациентах – для каждого это ежедневное руководство к действию. Отдельная благодарность докторам Александру Ильхману и Марии Акининой».

Сама Лолита Толмачёва всегда работала с детьми. Пришла она в старооскольскую детскую инфекцию в 1994 году, а пять лет назад возглавила отделение.

«С детьми приятно работать, – улыбнулась Лолита Николаевна. – Люблю наблюдать, как они выздоравливают. Привозят с температурой, больного, а через какое‑то время они поднимаются, глаза блестят, им надо уже бегать, всё узнавать. Бывали в моей практике и непростые случаи. Например, когда впервые столкнулись с лихорадкой западного Нила. Ребёнок привёз её с южных берегов нашей страны. Непросто было диагностировать первый случай болезни Кавасаки. Сейчас она стала встречаться чаще, а несколько лет назад пришлось просить содействия у белгородских коллег и в итоге отправить ребёнка лечиться в область».

— А как ваши сегодняшние пациенты переносят ковид?

— У них есть одно общее ощущение – страх. Никто не ожидает, что его коснётся эта чума 21 века. К тому же у них снижена сатурация, люди ощущают недостаток кислорода, и это их пугает ещё больше. Если честно, мы думаем, что им не помешала бы помощь психолога, чтобы справляться не только с болезнью, но и с её последствиями.

Да, странное выпало нам время. Мы затвердили наизусть, что такое пульс-оксиметр, сатурация, ИВЛ и зачем делать КТ при подозрении на ковид. Новые для немедицинского общества понятия ворвались в нашу жизнь, и мы теперь рассуждаем с видом знатоков об осложнениях на лёгкие и двусторонней вирусной пневмонии. Чтобы эти знания остались теоретическими, предостерегают врачи, необходимо помнить о мерах безопасности: соблюдать масочный режим, социальную дистанцию, носить перчатки и избегать общественных мест.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×