Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
12:51, 26 декабря 2019

Главный врач окружной больницы Светлана Немцева ответила на вопросы старооскольцев

Главный врач окружной больницы Светлана Немцева ответила на вопросы старооскольцевФото: Юрий Теплов
  • Интервью

Прямая линия по медицине прошла в ИД «Оскольский край».

Во время прямой линии с главным врачом Старооскольской окружной больницы Святителя Луки Крымского Светланой Немцевой телефон без преувеличения просто раскалился. На нашу редакцию 11 декабря обрушился шквал звонков от людей, которые хотели донести до главврача все проблемы, с которыми сталкиваются при посещении медучреждений.

Звонки с вопросами стали поступать от оскольчан задолго до прямой линии. Каждому Светлана Алексеевна давала максимально подробный ответ.

В самом начале нашего разговора я попросила её сделать краткий обзор изменений в сфере здравоохранения в рамках проходящей в нашем городе реформы.

«У нас произошли хорошие подвижки в одном из самых проблемных вопросов – это дефицит медицинских кадров, – говорит Светлана Немцева. – Мы весь год ездили в Белгород, Воронеж и Курск, общались с выпускниками медвузов. В итоге к нам пришли 50 врачей. Из них 26 семейных докторов, остальные – узкие специалисты, которые работают как в поликлиниках, так и в стационарах. Спасибо главе администрации округа Александру Николаевичу Сергиенко и депутатам Совета депутатов округа за принятые меры социальной поддержки. Молодые специалисты получают хорошие подъёмные. Также в этом году ждём квартиры для 10 из них».

В поликлиниках и больницах нашего города врачей всё равно пока что не хватает. Энергичному и целеустремлённому главврачу удалось почти закрыть главную нашу «чёрную дыру» – нехватку врачей первичного звена. Когда она пришла, у нас не хватало 70 терапевтов, то есть из 210 тысяч взрослого населения 78 тысяч не имело своего врача. Теперь нам нужен ещё 21 семейный доктор, и эта ниша будет закрыта полностью. Впереди вторая очередь – узкие специалисты.

Если честно, странно, но приятно, что в нашей поликлинике нет двухчасовых очередей, озлобленных пациентов и утомлённых докторов. И это всё я видела лично, когда, простудившись, недавно приходила на приём.

«Ещё продолжаются ремонты в стационарах, – продолжила Светлана Немцева. – В следующем году закончим всё, что начали в этом, и начнём приводить в порядок инфекционное отделение и первый этаж стационара № 2, а также корпус старого роддома. Структура городской больницы также претерпела изменения. Теперь приёмный покой, куда привозят больных на «скорой», находится в стационаре № 2, где есть все врачи и оборудование. Диагностические центры созданы при каждой поликлинике, но пока не все работают в полной мере в связи с ремонтами. Они оснащены необходимым оборудованием, в каждом есть рентгены, флюорографы, ЭКГ, УЗИ, маммографы и т. д.»

На вызовы на дом сегодня приезжают не терапевты, как мы привыкли, а фельдшер и медсестра. У многих людей это пока вызывает недоумение. Например, Надежда Николаевна Хохлова спрашивает: «Как работают участковые терапевты? Почему они не выходят на участок? Я инвалид-колясочник. Неходячая. Вызываю терапевта, а приезжает фельдшер. Непонятно, кто и как лечить будет».

«Моей маме Антонине Яковлевне Степнянской 83 года, живёт в частном секторе. У неё гипертония, стенокардия. Часто давление поднимается. Раньше мы вызывали «скорую», на следующий день – врача, – рассказывает дочь женщины Елена Михайловна Емельянова. – Доктор назначал лекарства, дома делал кардиограмму и анализ крови. Теперь приезжает фельдшер, лекарства выписывает, но это же не врач, как он оценивает состояние больного человека? И почему теперь не берут дома анализы и не делают ЭКГ? Мама очень старенькая, в поликлинику ей идти тяжело. К тому же у неё артроз, еле ходит. На прошлой неделе у неё был гипертонический криз, её положили в стационар, в кардиологию, где она и находится. Но маму там, как мне кажется, не лечат. У неё ночью поднялось давление за 200, она обратилась к медсестре на пост. А у них не оказалось никаких лекарств. Ей капали магнезию и эуфилин, а нужно более серьёзное лечение. У нас есть полисы, почему нет препаратов?»

А Вера Татаринцева столкнулась с другой ситуацией. Простудившись, женщина вызвала врача на дом. Пришёл фельдшер. Осмотрел, выписал лекарства и больничный лист. Сказал – в понедельник запишитесь на приём к своему терапевту. Однако в понедельник записи не было. Пришлось идти к другому, «не своему», доктору.

«Предлагаю, чтобы на первичный приём к терапевту после вызова на дом больного записывали фельдшеры, – говорит наша читательница. – А то ведь в назначенный день к врачу можно не попасть и из‑за этого потерять право на больничный лист».

«По вопросу оказания медицинской помощи в стационаре идёт служебное расследование, результаты мы сообщим Елене Михайловне Емельяновой, – заверила Светлана Немцева. – Срок оказания неотложной медицинской помощи должен составлять не более четырёх часов. Поэтому в нашей окружной больнице создано отделение неотложной медицинской помощи. В его составе – мобильные и фельдшерские бригады, выезжающие на дом. После обследования пациента информация о нём незамедлительно передаётся семейному врачу, который организует дальнейшую медицинскую помощь, в том числе на дому в плановом порядке. В случае, если после посещения фельдшерской бригады в течение 24 часов вам не перезвонил ваш семейный врач, просим обращаться на горячую линию главного врача по телефону 8–991–315–58–95. При необходимости получения плановой медицинской помощи вы можете позвонить вашему семейному врачу по корпоративному телефону в рабочее время».

Ещё один вопрос: когда откроют офтальмологическое отделение в стационаре № 2? Светлана Немцева пояснила, что пока в здании идёт ремонт и закончится он после Нового года. Однако точную дату новоселья пока назвать трудно – всё зависит от финансирования.

Один из волнующих людей вопросов – как попасть к узким специалистам.

«Если вы состоите на учёте, то можете записываться сами. Если нет – то через вашего семейного врача, – поясняет Светлана Немцева. – Сегодня запись к узким специалистам, таким как кардиолог, невролог, гастроэнтеролог, эндокринолог, нефролог, ревматолог, для пациентов, не состоящих на диспансерном учёте, организует семейный врач после проведения необходимого для консультации обследования. Запись к хирургам, урологам, травматологам-ортопедам возможна любыми удобными способами через Интернет, по телефону справочно-информационного центра 47–20–00 или при обращении в регистратуру поликлиник».

Ещё один тесно связанный с узкими специалистами вопрос: почему врачи-терапевты в поликлиниках теперь сами назначают, например, офтальмологическое лечение? Почему не направляют к тому же офтальмологу?

«Потому что сейчас у нас работают семейные врачи или врачи общей практики. Это многопрофильные высококвалифицированные специалисты, обладающие, помимо терапевтического образования, знаниями в более узких медицинских специальностях: отоларингологии, инфекции, нефрологии, гастроэнтерологии, кардиологии, умеющие оказывать помощь в несложных случаях. Если возникнет необходимость, семейный врач направит вас на консультацию к узкому специалисту».

— Будет ли открыта в здании ЦРБ аптека? – поинтересовался наш читатель Виктор Андреевич Царьков. – До реформы она там была. А теперь нужно подниматься на улицу Ленина. Для пенсионеров с больными ногами это тяжело. А если кто с палочкой ходит – вообще невозможно, особенно зимой.

— Розничная торговля препаратами не входит в сферу деятельности окружной больницы, – говорит Светлана Немцева. – Однако я возьму этот вопрос на заметку. В настоящее время прорабатывается вопрос с коммерческими аптеками о возможности открытия аптечного пункта на территории поликлиники № 3.

Проблема, которую решать надо на федеральном уровне – поставка лекарств и тестов для больных сахарным диабетом. Пенсионерка Татьяна Михайловна пожаловалась, что тест-полоски не выдают в достаточном количестве, а ей нужно замерять уровень глюкозы в крови 2–3 раза в день.

«Есть нормативы, установленные государством, на которые мы повлиять не можем, – пояснила Светлана Алексеевна. – Но мы можем проверить именно эту ситуацию. Если ваши права нарушают, мы восстановим справедливость».

Были и другие обратившиеся с вопросом о том, почему не выдают положенные по закону бесплатные лекарства. Главный врач пообещала разобраться с каждым случаем отдельно, чтобы выяснить, по чьей вине люди не получают лечения. Возможно, это вина федеральных поставщиков или сработал человеческий фактор.

У Тамары Ивановны Долгих диабет 2 степени.

— Когда заканчиваются бесплатные лекарства, приходится каждый раз записываться к эндокринологу, что не очень удобно – к нему постоянно очередь. Нельзя ли придумать такую систему, чтобы получать лекарство от диабета без записи? Скажем, прошло два месяца, они закончились, и ты идёшь в муниципальную аптеку со своим паспортом и медицинским полисом и получаешь по находящемуся там списку больных диабетом лекарства.

— Назначение и выписка лекарственных препаратов осуществляется только после осмотра врача, – говорит Светлана Немцева. – Учитывая особенности течения сахарного диабета, необходимы контроль и коррекция дозы препаратов. Изменение терапии может осуществить ваш семейный врач, посещение врача-эндокринолога не обязательно. Прорабатывается вопрос об организации кабинета выписки рецептов для пациентов, страдающих хроническими заболеваниями, куда можно будет обратиться по рекомендации семейного врача или врача-специалиста при долгосрочной терапии, не требующей коррекции дозы.

Довольно много звонков было по поводу отношения к пациентам со стороны молодых, вновь пришедших врачей. С одной стороны, мы им рады – в поликлиниках очереди практически пропали. С другой – они не знают пациентов на участке, не вели их по многу лет, не знакомы с историями болезни, проблемами, детьми и внуками. Молодые работают быстро: осмотрел, прописал, выздоравливайте, до свидания. А пожилые пациенты воспринимают это как неуважение и в конечном счёте непрофессионализм врача.

Людмила Николаевна Волобуева – одна из тех, кто поднял этот вопрос.

— У нас в первой поликлинике была терапевт Светлана Викторовна Миронова, – говорит женщина. – Она приходила ко мне даже в палату в больнице, спрашивала, как дела. А сейчас? Вызвала на дом – приехал фельдшер. А мне нужен врач, который знает меня и мои болезни! Я еле хожу. Приехала на такси в поликлинику, а молодая врач даже головы не подняла от компьютера. Даже давление не померила. И медсестра такая же.

— Я инвалид, пришла к травматологу, а медсестра грубо со мной разговаривала. Она одна в травмпункте такая – пожилая, а ведёт себя… – жалуется и Елена Ивановна. – Ни одного человека не было у кабинета, но меня не приняли. Сказали – берите талон, а это на приём – через 10 дней.

Светлана Немцева пообещала проработать с персоналом тему общения с пациентами, а также выяснить, почему женщине отказали в приёме.

Юрий Георгиевич Сапронов к медицине относится с уважением и благодарностью.

— У меня есть на это причины – перенёс две тяжёлые операции, жив благодаря врачам, – говорит он. – И всё же есть вопросы. Мне дважды в год надо делать УЗИ почек. Прихожу на приём к врачу. Он посылает к онкологу, а тот отправляет к урологу. Уролог говорит – талонов на бесплатное УЗИ нет, идите на платное. Я тяжелобольной человек. Почему меня гоняют по кругу?

— С УЗИ такая ситуация, потому что нет врачей, – ответила Светлана Немцева. – В этом году у нас уволились четыре врача УЗИ, а пришли всего два. Поэтому пообещать, что скоро всё будет хорошо, я не могу. Но вас не должны гонять по инстанциям. Если вы пришли к вашему терапевту, он должен принять все меры, чтобы вам дать направление, а не отправлять к другим врачам, в какие‑то очереди и на платное обследование. Пока не запущены на полную мощность диагностические центры в поликлиниках, я предложу докторам направлять пациентов на УЗИ в стационар.

Следующий вопрос, озвученный Юрием Георгиевичем, тоже задавали довольно часто:

— Почему мы не можем дозвониться в поликлинику? Набираю номер, идут гудки, потом раздаётся «ждите ответа оператора», и всё. Я 40 минут звонил, но безуспешно. Пять минут назад ко мне пришла соседка с такой же жалобой.

— У нас по всем подразделениям окружной больницы действует единый справочно-информационный центр, и вы звоните не в поликлинику, а именно в эту в справочную службу, – пояснила Светлана Алексеевна. – Не знаю, почему вы не можете дозвониться. Я сама в разное время набираю, но как‑то получается, что всегда отвечают довольно быстро. Будем проверять неотвеченные звонки, работать с сотрудниками.

Для проверки я сразу же набрала номер информационно-справочного центра. Через несколько гудков трубку сняла оператор. Вроде бы нет проблем.

Супруга Юрия Георгиевича – Тамара Александровна несколько лет назад перенесла операцию на сердце.

— Я на варфарине уже три года, и мне надо делать анализ МНО, – говорит она, – чтобы не допустить тромбоза. Кровь сдаю, её отправляют в Белгород, два часа в машине болтают по дорогам, ответ приходит с низкими показателями. Сдаю платно в Старом Осколе – совсем другой результат. Анализ вынуждена делать часто. На платный денег нет. Что делать?

— Вас шесть человек с такой проблемой, – ответила Светлана Немцева. – Как и других, вас закрепим за приёмным отделением той больницы, куда вам ближе добираться. Будете приходить, сдавать кровь, реактивы есть, анализ сделают на месте. Направления не нужно, у заведующего отделением есть список таких больных.

Пенсионерка Александра Васильевна позвонила на прямую линию, отчаявшись – просто не знала, куда ещё обратиться. Ведь в областном онкоцентре не захотели пойти пожилой женщине навстречу.

— Я 18 декабря должна ехать в Белгород на консультацию к онкологу, но мне ещё нужна там же консультация офтальмолога. Я просила, чтобы на один день записали, так тяжело туда-сюда мотаться. Но мне дали талон только на 25 декабря. Помогите мне!

— Вашу проблему постараемся решить и записать вас на нужный день и в нужное время, – пообещала Светлана Алексеевна.

— Когда в нашем городе откроют онкоцентр? – спросила Александра Васильевна. – Мы – онкологические больные, многие ещё и в возрасте. Едешь на консультацию, на приём, на операцию, опять на консультацию. Нам очень тяжело…

— Строительство больницы – это вопрос федерального уровня, – ответила Светлана Алексеевна. – Пока в области не принимали решение о втором онкоцентре. Строить его, как полагается, со всем оборудованием – это очень большие деньги. Что есть по факту в Старом Осколе? На территории стационара №1 с ноября работает центр амбулаторной онкологической помощи (ЦАОП) с возможностью проведения химиотерапевтического лечения в условиях стационара дневного пребывания. Основные задачи центра – проведение обследования при подозрении на злокачественное новообразование в срок, не превышающий 14 рабочих дней. В центре амбулаторной онкологической помощи проводятся гистологические исследования, пункционная биопсия и т. д., после которых пациентов направляют в областной онкологический диспансер для специализированного лечения. По решению врачебной комиссии белгородского онкодиспансера и при наличии возможности курсы химиотерапии будут проводиться на базе ЦАОП в Старом Осколе.

В стационаре № 2 есть онкологическое отделение. Как рассказала Светлана Алексеевна, оно выведено из структуры окружной больницы и перешло в ведомство областного онкологического диспансера.

— Лечение онкологии может быть очень дорогим – полмиллиона рублей и более, – рассказывает главврач. – У окружной больницы нет средств на приобретение таких дорогих лекарств. Онкодиспансер, являясь узкопрофилированной клиникой, имеет больше возможностей в этом плане. Поэтому дорогое и сложное лечение жители области по‑прежнему будут проходить в Белгороде. А то, что не требует серьёзных затрат и сложной аппаратуры, можно будет получить в нашем городе, в этом отделении. Здесь, к слову, уже лечатся не только оскольчане, но и жители Корочи, Нового Оскола и других населённых пунктов области.

Некоторые наши читатели попросили обратить внимание, что онкоотделение расположено на 9 этаже. Туда поднимается пассажирский лифт, грузовой есть только до восьмого этажа. Поэтому люди, которые передвигаются в колясках, не могут воспользоваться лифтом, чтобы подняться в онкоотделение – коляска в двери пассажирского не проезжает.

— Решим эту проблему, – заверила Светлана Немцева.

Поступали вопросы и по записи на приём. Например, Альберт Георгиевич Тарабардин записан на плановую операцию на глазах на начало января.

— Офтальмолог мне сказала, что в середине декабря я должен пройди обследование. Но я не могу записаться к специалисту. Звоню со 2 декабря каждый день, уже 11 декабря, но мне продолжают говорить, что записи нет…

Светлана Немцева не только оперативно помогла записаться на приём, но и пояснила, что проблема пока не снимается из‑за нехватки врачей. Например, вместо 10 эндокринологов, положенных по штатному расписанию, работают всего четыре.

— Что делать в такой ситуации? Мы теперь записываем к любому свободному узкому специалисту в любой из трёх поликлиник, – рассказывает главврач. – Не отказывайтесь от этой возможности. Идите к тому, кто свободен. Мы стараемся закрыть недостаток узких специалистов, но быстро эту проблему не решить.

Александр Прохоров задал вопрос, ссылаясь на опыт столицы:

— В Москве мэр Собянин принял решение обеспечивать бесплатно лекарством тех, кто перенёс инфаркты и инсульты. Президент Путин говорил, что это будет и в масштабах страны. Есть ли какие подвижки в этом вопросе у нас?

— В настоящее время пациенты, перенёсшие острый инфаркт миокарда, в течение шести месяцев бесплатно обеспечиваются необходимыми лекарственными препаратами, – сказала Светлана Немцева. – В рамках реализации национального проекта «Здравоохранение», «Борьба с сердечно-сосудистыми заболеваниями» возможность лекарственного обеспечения всех лиц, перенёсших сердечно-сосудистые катастрофы, прорабатывается.

— В сентябре я родила дочку и была поражена, в хорошем смысле, отношением персонала к молодым мамочкам, – рассказала Марина Шаталова. – Медсёстры и врачи всё рассказывают. Если какие вопросы, то объясняют, санитарочки стараются, всё просто блестит. Но когда я попала в горбольницу № 2, это была полная противоположность. Почему такая разница?

— Мы провели служебное расследование по поводу оказания вам медицинской помощи, приняли определённые организационные и дисциплинарные меры, – ответила Светлана Немцева. – В случае возникновения вопросов при получении медицинской помощи, как я уже говорила, обращайтесь по телефону горячей линии 8–991–315–58–95. Приносим вам свои извинения за доставленные неудобства.

Маргарита Александрова:

— Почему при закрытии роддома на профилактику рожениц отправляют в Губкин и Белгород?

— Акушерский корпус перинатального центра закрыт по эпидемиологическим требованиям. Если проще, то на помывку, – отвечает главврач. – Во время проведения санобработки обеспечиваем круглосуточную работу экстренного родзала и операционной для женщин, не подлежащих транспортировке. Плановых пациенток направляем в Губкин, поскольку второе здание ждёт капитального ремонта.

Мы не смогли на страницах нашей газеты разместить абсолютно все вопросы. Тем более что многие были на одни и те же темы. Но со дня проведения прямой линии на большинство из них оскольчане уже получили ответы. Одни записаны на приём, другие получили лекарства. Ведутся служебные расследования по инцидентам. Как можно заметить, вопросы перестают носить глобальный характер, больше касаются частных ситуаций, которые, конечно, тоже надо разрешать. Однако мы потихоньку привыкаем к новой системе. Учимся пользоваться её возможностями. Ценно то, что руководство окружной больницы готово к сотрудничеству с пациентами. О проблемах можно сообщать на горячую линию главного врача окружной больницы Светланы Немцевой по телефону 8–991–315–58–95.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×