Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
10:48, 08 мая 2019

Ещё одна весна танкиста Алексея Васильевича Лунькова

Ещё одна весна танкиста Алексея Васильевича ЛуньковаФото: Юрий Теплов
  • Статья

Ветеран поделился с нами воспоминаниями о Великой Отечественной войне.

Глубокой ночью в дверь дома Луньковых раздался сильный стук. За ним последовал грубый окрик: «Открывайте, комбед пришёл!». Через минуту на пороге стояли несколько человек.

Старший, одетый в поношенную выцветшую солдатскую шинель, не обращая внимания на перепуганную малышню, объявил, что решением комитета бедноты села Вердеревщино Бондарского уезда Тамбовской губернии у семьи в пользу колхоза изымаются зерно, лошадь, коровы и овцы. Несмотря на тусклый свет керосиновой лампы, было видно, как побледнело лицо у отца. Тихо запричитала в углу бабушка. Охнула и схватилась за округлый живот хозяйка, осев на скамейку. А из амбара тем временем чужаки вытаскивали и укладывали на телегу мешки с зерном, тащили за верёвку упирающуюся корову. Семья, в которой было семеро детей, осталась ни с чем. На следующий день стало плохо матери. Из‑за переживаний у неё открылось кровотечение (она ждала ещё одного ребёнка). Помощь оказать было некому, и к вечеру она умерла.

Ветерану Великой Отечественной войны Алексею Васильевичу Лунькову тогда, в 1930-м, было пять лет. Но те трагические события навсегда врезались в его память. И сейчас, вспоминая о далёких годах, он с трудом сдерживает слёзы.

«Отец мой, – рассказывает Алексей Васильевич, – был середняком. Работал с утра до ночи. Иногда прямо в поле оставался ночевать. А нас в кулаки записали! После смерти матери отец уговорил писаря сельсовета выписать ему паспорт и уехал в Тамбов работать на завод. Мы остались с бабушкой. Лиха, конечно, хватили. Две сестры умерли от голода в начале 30-х годов. Сейчас на Украине говорят, что голодомор там специально организовали. Только неправда это. Нас голод не меньше коснулся».

Ещё одна весна танкиста Алексея Васильевича Лунькова - Изображение Фото: Юрий Теплов

В 1941-м, окончив восемь классов, а затем курсы трактористов, Алексей начал работать в колхозе – шла война, и все взрослые мужчины отправились на фронт. Он и сейчас помнит, как 3 октября 1943 года ему вручили повестку в армию. Провожала бабушка.

«Нас привезли в Тамбов,– продолжает ветеран, – около ста человек построили во дворе клуба «Знамя труда». Офицер спросил: кто имеет опыт работы с моторами? Десять из нас подняли руки. Нам объявили, что поедем в Саратов учиться на танкистов».

Так оказался Алексей в отдельном учебном танковом полку. Сюда новобранцы прибыли поздно ночью. Утром после построения и переклички их отправили мыться в баню. Там выдали новую форму. Курсант Луньков попал в группу радистов. Но когда курсы обучения подошли к концу, выяснилось, что радисты не требуются. Большую часть курсантов отправили на фронт. Алексея оставили учиться на заряжающего танка. Время учёбы пролетело незаметно. Но прежде чем попасть в боевые войска, а была весна 1944-го, Алексей вместе с сослуживцами отправился в Омск. Сюда же прибыли будущие командиры танков – младшие лейтенанты, закончившие Ульяновское танковое училище. На одном из военных заводов шла сборка новых боевых машин. Через неделю из его ворот вышли десятки новеньких Т-34. Экипажи машин отправились на полигон, находящийся в 70 километрах от города – испытывать технику, выполнять учебные стрельбы. На следующий день солдаты грузили танки на платформы поезда, крепили их, укрывали брезентом, загружали боеприпасы. Вечером отправились в путь, на запад, напевая песню «Три танкиста, три весёлых друга». Но чем ближе подходил состав к линии фронта, тем чаще встречались эшелоны с ранеными, и на душе стало тревожно.

На границу Украины с Молдавией прибыли под вечер. Выгрузились в небольшом лесу. Вдалеке небо озарялось вспышками огня, раздавался грохот орудийных канонад. Утром приехали пять фронтовиков-танкистов. Грудь их украшали ордена и медали. Старшие товарищи поделились боевым опытом, рассказали, как действовать в той или иной ситуации. На следующий день командир танка раздал экипажу посмертные медальоны – маленькие капсулы из тёмного эбонита. Объяснил поставленную комбатом задачу: провести разведку боем, определить скрытые огневые точки врага – на этом участке готовилось наступление.

«Страха я не испытывал, – говорит Алексей Васильевич. – Был какой‑то холодок внутри…»

Взревели моторы, и десять Т-34 двинулись на немецкие позиции. До них оставалось метров триста, когда начали бить замаскированные орудия и танки противника.

— Осколочным, – раздаётся голос командира.

— Готово! – отвечает заряжающий.

Выстрел! И разрыв снаряда накрывает немецкое противотанковое орудие вместе с его расчётом. Ещё выстрел – второе орудие поражено. В эту же минуту по броне ударило как кувалдой – стреляли немецкие танки. Экипаж спасло то, что лобовую броню Т-34 снаряды не брали, лишь рикошетили. Наводчик заметил два неприятельских танка. Точными выстрелами они были подбиты. А на позиции немцев обрушился шквал огня «катюш», артиллерии, сбрасывали бомбы пикирующие бомбардировщики ПЕ-2. Противник был вынужден отступить на 10 километров. На следующий день экипаж подбил два немецких танка, три орудия и машину с боеприпасами.Но удача изменила советским танкистам. Снаряд королевского «Тигра» подбил «тридцатьчетвёрку». Пришлось её оставить. Через неделю на новом Т-34 в составе 18-го танкового корпуса 170-й танковой бригады III Украинского фронта Алексей Луньков шёл в наступление на румынский город Плоешти. В конце августа 1944-го советское командование проводило Ясско-Кишинёвскую операцию с целью разгрома крупной немецко-румынской группировки, прикрывавшей балканское направление. Планировалось освобождение Молдавии и вывод Румынии из войны. Немцы превратили город в настоящую крепость. С его потерей войска вермахта оказывались отрезанными от нефтяных источников, а значит, оставались без бензина и керосина их танки и самолёты. Сражались они ожесточённо, но были отброшены на 50 километров. В боях за Плоешти экипаж, в составе которого был сержант Луньков, проявил мужество и героизм, уничтожив несколько танков противника. Алексей был награждён медалью «За отвагу», немного позже его грудь украсила ещё одна – «За боевые заслуги».

Ещё одна весна танкиста Алексея Васильевича Лунькова - Изображение Фото: ИД "Оскольский край"

«Жесточайший бой разгорелся и за румынский город Арад , – вспоминает Алексей Васильевич. – Наш экипаж подбил два танка, четыре орудийных и миномётных расчёта. Однако и нас подбили. Машина загорелась. Когда её покидали, разрывной пулей в плечо был ранен командир танка, младший лейтенант Ефимов, а наводчик Шарапов получил осколочное ранение в ногу».

Время спустя на новой технике танкисты готовились к наступлению на Венгрию. В конце декабря 1944-го близ югославского города Суботица на двух спаренных катерах, на которых был укреплён плот, экипаж Лунькова ночью форсировал Дунай. Так же переправились на противоположный берег другие танкисты. На одной из линий фронта немцы готовили прорыв нашей обороны, чтобы сбросить советских солдат в ледяные воды Дуная. Но их планы провалились.

«За три недели, – продолжает ветеран, – мы взяли несколько венгерских городов и десятки сёл. Немцы сражались упорно. У нас было много раненых, поэтому командование решило организовать в городе Пакш медсанбат. Здесь я проходил лечение после тяжёлой контузии и ранения. Через месяц, вернувшись в свой полк, не встретил ни одного знакомого лица, за исключением штабного писаря. Он рассказал, что личный состав бригады трижды обновился – такие шли жестокие бои. Как и позже, при взятии Будапешта».

Алексею Лунькову довелось участвовать и в освобождении столицы Австрии Вены. Немцы, не сумев организовать сопротивление на подступах к городу, пытались наверстать упущенное, бросая в бой на помощь своим основным силам наскоро сколоченные части, но в итоге были разбиты.

После войны Алексей Луньков до 1956 года служил в Советской армии, получил звание капитана. По состоянию здоровья был вынужден уволиться в запас. Вернулся на родную Тамбовщину и работал в Мичуринске на гормолокозаводе до пенсии. В честь 55-летия Победы президент Владимир Путин подписал Указ о присвоении ему очередного воинского звания «майор».

Девятнадцать лет назад Алексей Васильевич переехал в Старый Оскол. Сейчас он живёт в Старооскольском доме-интернате для престарелых и инвалидов. Он здесь единственный, кто принимал непосредственное участие в боевых действиях.

Слушая рассказ ветерана, я удивлялся: 27 мая ему исполнится 94 года, а он сохранил в памяти мельчайшие подробности своей богатой биографии и так увлекательно рассказывает! Оказалось, он – наш коллега. Почти два десятка лет был рабкором – сотрудничал с областной газетой «Тамбовская правда». Из‑под его пера вышли сотни заметок, очерков, корреспонденций и статей.

К сожалению, 9 мая ветеран не сможет отпраздновать День Победы у мемориала в Атаманском лесу – здоровье не позволяет. Но с праздником его обязательно поздравят руководство дома-интерната и Совет ветеранов округа. Спасибо, Алексей Васильевич, за Ваш подвиг!

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×